Новини з України

Всі публікації з тегом новела

Останній Фенікс: дізнайся, яким буде майбутнє за тисячі років
Останній Фенікс: дізнайся, яким буде майбутнє за тисячі років
Нікополь 2020-03-04 14:04:15
Фантасти були праві: майбутнє готує багато сюрпризів й на жаль і загроз людству. До чого можуть призвести війни та конфлікти між людьми? Мистецтво попереджає світ.Як вимре людство? NikopolToday публікує ймовірні наслідкі того, до чого заведуть суспільство технологічний прогрес. Последний [Феникс]Последний [Феникс] - в одночасье и последнее мое художественное произведение на этом блоге. Его, и еще больше моего творчества - Вы сможете прочитать в 2016 году на моем персональном сайте [www.rayanriener.com] в разделе Библиотека, а также в формате аудиокниги. Последний [Феникс] - значимое для меня произведение... Феникс, - символ смерти и нового рождения, и именно это случилось волей-неволей в этом году со мной. Я вынужден сжечь себя, забыть об утраченном, иначе я не смогу дальше ни жить, ни творить никогда. В этом году, в силу непредвиденных обстоятельств, я потерял все свои художественные работы [более 500], включительно с иллюстрациями к книгам и рассказам, рисунков с конкурсов, дизайнерских эскизов, и рисунков, которые в будущем я хотел написать маслом и акрилом. Вместе с рисунками, были украдены или выброшены в мусор многие мои рукописи, включительно и с рукописями моей первой книги "Первая ПлаНета" (и началом ее продолжения), "Легенды Времен" - фентезиной истории, с подробными описаниями фантастических рас, цивилизаций и картами, подобными тем, что многие разглядывали в "Властелине Колец" Толкина. Многие другие рукописи, были утрачены вместе со всем моим творческим достоянием, и это стало настоящей трагедий для меня. Ведь я целенаправленно тратил многие тысячи часов своей жизни на творчество, развивая и совершенствуя свой потенциал. Отчасти из-за этого, в 2015 году у меня не поднимались руки ни писать, ни рисовать что-либо новое вообще... Всеми силами я пытался вернуть драгоценные для меня вещи, но так и не сумел. Возможно, их уже никогда не вернуть и мои десятки тысяч часов жизни гноятся где-то сейчас на свалке, но если нет, прошу эту жизнь и того человека, который взял их - вернуть. С этой утратой очень сложно жить теперь мне, и творить...Нагадуємо: Іноді свідомість людини розриває кордони матерії, щоб донести попередження від Всесвіту. Лживая молекулярная голограмма, бесцельно существующая в этом мире, вечно бегущая по ненужному конвейеру! Как я мог доверить ей самое ценное, что было у меня? Тысячи лет я искал подробности о собственном происхождении и вот, эта Лымария показала свое настоящее лицо и намерения… Как глупо, досадно и жестоко — я не должен был искать общения с этом куском синтетики, и помогать ей. А именно от того, что я доверился ей сам, дав исследовать мои работы и сохранить их, пока я не найду лучшего места. Так пренебрежительно бросила она: «Сожги себя вновь и начни свой путь сначала!» Как наивно я верил ее словам, что полоумные копии, наноголограммы катакомб, под руинами Ареса не повредят мой труд. Все мои планы, чертежи, схемы и расчеты, временно-пространственные зеркала — теперь превратились в лужу простых молекул, в подземной лаборатории этих бесчувственных созданий… Я берег их, ради преумножения утраченного знания, сохранности того, что казалось, было предано забвению предтечами. Что теперь, пройдя весь путь, забыть свой труд и начать сначала? Не в силах больше терпеть неимоверную боль разочарования и чувства потери, я летел к ближайшей скале, в беспамятстве упав у края. Оцарапанное камнями тело, начало источать кровь, а я был не в силах встать и поднять крылья, дыша кровавой пылью. Будь проклята эта коммуна искусственных сердец!У подножия скалы лежали руины моего родного города, до куполов и башен занесенные песками пустыни. Именно сюда и летел, не зная куда мне теперь податься. Труд нескольких тысяч лет, и его утрата - теперь приносили нестерпимую боль и стенания рассудка. Что стоит мне избавить себя от мук, сгорев вновь в огне, сбросившись со скалы, и забыть все страдания последних 4 тысяч лет, что выпали на мой путь? Вновь, родившись из титанового яйца, я не буду помнить ничего. Все уйдет в прошлое, и я вновь, как и тысячи лет назад, буду летать в небесах, расти, жить как другие животные и лишь через годы, если не сотни лет, как в последний раз, пойму, что одарен сознанием. Да, в прошлый раз, именно тут, в стенах этого несчастного города, где я вылупился и прожил первые годы, и лишь позже обнаружил, спрятанные напутствия собой же, для самого себя. Образы, символы, иероглифы, обучающие голопрограммы и древние тексты в металлических книгах, написанных мною, из прошлого. Тогда, в свои первые годы, я считал себя одним из летающих ящеров, но прошло много лет, прежде чем я вгляделся в свое отражении в воде и ужаснулся своей природе. В тот момент стало ясно, что я что-то иное, чуждое для этого мира гигантских ящеров, насекомых и других свирепых невероятных созданий. В тот день, я обнаружил обветренную статую в точь-точь изображающую меня, посреди руин этого города, направляющую руку в сторону здания с уцелевшим куполом. Она возвышалась посреди уцелевшего фонтана, питавшего цветущую растительность вокруг. В том месте, посреди уцелевшего комплекса, под самым стеклянным куполом, я обнаружил свое начало, вспоминая о том, как вылупился из большого яйца, посреди каменного ложа. Началась новая жизнь, четвертый этап моих жизней.Цікаво: Як кожен із нас може стати учасником руху за порятунок Природи?Я не знал тогда, что после Последней Войны в этом мире, исхода человеческой расы, прошло уже около сорока тысяч лет и лишь немногие улицы и здания городов, еще сохранились под песками красной пустыни. Древняя бионическая цивилизация, мудрейшие из ученых которой создали меня, вместе с другими — лежала в руинах. Война — самоуничтожение, что постигло каждый из народов этого спасительного для человеческой расы мира. Божественные умы возложили надежду на меня, что я смогу сохранить и восстановить достижения человеческой расы, - и я пытался, до момента, пока не утратил все свои исследования, сейчас. Юношей, я бродил в огромной странной пещере, как я думал, с прозрачным куполом, осматривая металлические книги и алюминиевые свитки, с оттесненными иероглифами. Именно они дали мне возможность научиться читать. Многие годы прошли, прежде чем я вернулся жить к месту своего рождения, окончательно отказавшись от скитаний в пустыне и горах. Еще больше времени ушло, до момента, когда я начал разбираться в иероглифах и уцелевших механических устройствах. Тут, проведя не меньше тысячи лет, вновь познавал то, что уже знал в прошлых жизнях и изучая напутствия моих прежних трех реинкарнаций. Обследовал город, все его уцелевшие подземелья. Возобновил некоторые энергетические системы, наладив энергоснабжение. Уже тогда, полученные знания не давали мне покоя. Я не мог поверить в то, что я последнее разумное существо на Марсе, и хотел убедиться, начав вновь путешествовать.Еще тысячу лет я провел в поисках, сверяясь с древними картами, останавливаясь и начиная раскопки. Одаренный крыльями, я мог быстро лететь к новому месту и обратно. Так я собрал ценные артефакты, технологии и новые сведения о прошлом. Но свирепые оскалы черепов, и изглоданные ветрами скелеты людей — не вселяли в меня надежды. С полной печали грудью я узнал то, что поведали мне эти кости, и такие же скелеты городов. Давным давно, человечество погубило свою Первую Мать — Терру, и окончательно перебралось на Арес, бросив за спиной тех, кому было не суждено спастись. Древние, предавшись своей алчности и жажде наживы, строили шахты и тоннели на своем спутнике, и это их же и погубило. Луна начала разрушаться, и ее половина упала на Землю, вместе и с другими обломками, усеяв всю поверхность кратерами и освободив массу породы из-под материковых плит. Брошенное человечество создало стойкие подземные города-крепости, способные пережить этот катаклизм, где спали многие годы избранные. Но лишь немногие сумели уцелеть, прежде чем города снова поднялись над опустошенной поверхностью. Вновь воскрешенные, они не усвоили уроков прошлого и предались новой войне, в которую ввязали и процветающий Марс. Период «Воскрешения» разделил единое сообщество марсиан, живших сотни тысяч лет в мире, и породил четыре фракции: Бионистов — решивших продолжать свою эволюцию, как и раньше, не оглядываясь в прошлое и не повторяя прежних ошибок; Реинкарнацистов — узревших в процессе «Воскрешения» древних землян чудо и преклонившихся перед «предтечами», в тоже время, следуя их голосу, объявив измененных эволюцией и наукой марсиан — предателями и монстрами, огласив войну; Кульминацистов — увидевших в воскрешении землян кончину человечества и ступивших на тропу террора против всех; Неитралов — пацифистов, создавших свою собственную сеть внутри всех фракций, и всеми силами пытавшихся найти компромисс, жертвуя своими жизнями и пытаясь добиться мира, не принимая участия в войне. Именно Неитралы, точнее их мудрейшие ученые умы, которых называли «Боги» - создали меня, нарекая именем «Феникс».Последняя Война — закончилась внезапно, ужасно и для всех. Земляне первыми, вновь, уничтожили друг-друга на Терре в примитивной ядерной войне, окончательно погубив легендарную планету, колыбель Человечества... Угнетенные гибелью предтечей, реинкарнацисты начали проигрывать войну бионистам, присоединяясь к другим фракциям, в особенности к кульминацистам, уверовав в предсказанный ними «Конец». Террор усилился, несмотря на все попытки неитралов и бионистов мирно прекратить войну. Кульминацисты, обретя новые силы и ресурсы, создали страшный нановирус, превращающий человеческую плоть в пыль, испепеляя ткани тела. Инфицировав себя, их первыми постигла страшная участь, а вирус распространялся вместе с пеплом умерших по ветру крайней быстро, от города к городу. Так гласили одни из последних записей, найденные мною в свитках. Иероглифы, оставленные на стенах «Богами» и голографические записи, показывали, что люди мгновенно сгорали… Лишь немногие, как и Боги, сумели сохранить свои жизни в герметичных строениях, успев изолировать себя от окружающей среды. Выжили и те немногие, кто находился в космических кораблях и станциях на орбитах Земли и Марса. Их было также мало, как и тех, кто остался в живых на Марсе. Но время шло, и выжившие умирали от голода, жажды или отчаяного самоубийства, осознания того, что им не жить прежней жизнью никогда. Страшный вирус продолжал свою неумолимую жатву, инфицировав и погубив большую часть всего живого.Важливе: Екологічний рух набуває нової сили через наслідки змін клімату - це може змінити все!Оставшиеся в живых ученые, во главе с «Богами», продолжали жить, не выходя наружу и общаясь дистанционно, работая над вакциной против «Пепла Войны». Роботы разносили новые образцы антивируса по всей планете, раннее с процветающей экосистемой, но теперь погибавшей от смертоносного вируса и превращающий все живое в пустошь, покрытую пеплом. К тому времени, выжившие на орбите спроектировали и построили последний ковчег, который должен был раз и навсегда покинуть проклятую Солнечную систему, унося выживших в дальний уголок Галактики. Боги и их семьи отказались от спасения, и после отлета «Дедала» остались последними людьми в Солнечной системе. Антивирус так и не был найден, но ряд мутаций в генах животных и растений сумел сохранить остатки флоры и фауны. Природа сама нашла ключ, которым и закрыла вредное влияние вируса, объединившись с ним в целое: выжили лишь те виды флоры и фауны, которые не имели большой общности с человеческим ДНК. Тогда же, когда большая часть Богов состарилась, и появились птицы, сгоравшие в огне, но оставляющие после себя в пепле яйцо. Боги взяли образцы нового генетического кода, и продолжили исследования. Путем сложных молекулярных манипуляций, работы с генетическим кодом, экспериментов, занявших у них остаток жизни, они создали новое разумное существо, обрекая на вечное одиночество… Первый Феникс, как гласили записи, был воспитан последними Богами, до конца своей жизни работавшими над антивирусом и модификацией их надежды, меня… Их постигла внезапная смерть, открывшая страшную тайну, о которой лишь предполагали. Спустя годы, из-под руин, оставленных кульминацистами начали выходить дроиды неизвестной раньше конфигурации. Ранее, бионисты, реинкарнацисты и пацифисты предполагали, основываясь на данных разведки, что деятельностью кульминацистов управляет [или помогает] нечто, что сокрыто под руинами оккупированного первородного города-столицы - Ареса.Некогда, до начала Последней Войны, с самых первых времен колонизации Ареса, развитием марсиан управлял древний сложный искусственный интеллект. Именно с ним связан успех терраформации сурового Марса. Кульминацисты, захватив и разорив первую колонию - Арес, уничтожили после и древний подземный город - Некрополис, где ранее находился Сверхинтеллект. Судьба легендарного устройства была неизвестна, а сам факт таил в себе огромную опасность. Боги, ценой своей жизни убедились в этом. Неизвестно, что именно кульминацисты сделали с Великим Интеллектом, получив его в руки. Но новые формы дроидов, созданных «искусственным», начали зачистку, уничтожив последних людей. Первому Фениксу посчастливилось спастись, и в последствии, ему удалось обезвредить то, что было некогда сверхинтеллектом. Сейчас неизвестно, как у него это вышло, но записи второго Феникса говорят о том, что он пожертвовал своей жизнью, покорив древнюю мощь. Так и осталось загадкой, сам ли сверхинтеллект вдохновил кульминацистов на самоуничтожение и создал вирус, или же был лишь инструментом в руках безумных нигилистов… Песчаные дюны хранят этот секрет и сейчас, похоронив под собою все ответы. Я пытался найти контакт с молекулярными голограммами, остатками еще существующего конвейера, созданного сверхинтеллектом, в поисках ответа, но заплатил слишком большую цену. Эти квантовые фантомы, призраки заблокированного кода, называющие себя «НИТНИТ» - Новыми Интеллектуальными Творцами, Носителями Исключительно Точной Истины, - поглотили, украли мои труды, глумясь надо мной и моим трудом.Но что же, что делать мне, в этом мире пылевых бурь, завывающих и взывающих к миру без людей? Так просто уйти и так сложно остаться тут — в этом застывшем опустошении, одному, потеряв все. Я в шаге от нового начала, которое возможно, станет концом в спирали возможностей изменить хоть что-то. Доселе, я мог наблюдать за жизнью людей из прошлого через временные зеркала, узнавать новые факты и получать знания. Что же теперь, когда утрачен последний артефакт? Я был в шаге от новых открытий и разработок. Смог овладеть полной информацией в области инженерии и робототехники, обнаружил сокрытые под песками и в горах сооружения, что не видел ранее никто из реинкарнаций… Подняв голову, обнаружил, что краснеющий Сол идет за горизонт, и вечерний холод уже подступал к кончикам пальцев, покалывая мое нагое тело. Не в силах принять решение, я собрал последнюю энергию в кулак, и поднялся с колен. Сев на край скалы, смотрел за уходящим Солнцем. За его светом, как и всегда, летели огромные ящеры и рой насекомых, убегающих от острых клыков. Гул хитиновых крыльев сливался с гортанными звуками ящеров, в точь-точь отображающих представления о драконах, из древних легенд людей. Взмахнув крыльями и стряхнув пыль, я бросился в низ со скалы.Варто додати: Людство проходидло через апокаліпсиси вже не вперше - минулого разу цивілізація відновлювалась тисячі років після пандемії. Сигнал привел меня в чувство, ведь датчик давно внедренный в мою руку, вещал о новой важной информации. Таким образом, ко мне поступали оповещения и новые данные о произошедшем уникальном случае или опасности по уцелевшим системам оповещения планеты и уцелевших спутников. Именно этот сигнал и остановил меня от отчаянной затеи, казалось, на которую я уже решился окончательно. Новые данные были получены старой обсерваторией, вновь восстановленной мною, неподалеку от руин Ку[полис]а — как первооснователи называли это поселение, а их потомки, на новый лад — Ку-а, в горах у приморских земель Мол-а-Мари. Сигнал я слышал и раньше, когда направлялся сюда, не придав ему значения, вне себя от шока и негодования. Этот сигнал, вполне типичный, при приближении сильной бури или опасного хищника, сейчас стал спасительным. Мое любопытство всегда побеждало, ведь я всегда с упорной любознательностью жил в этом обреченном мире, не отчаиваясь. Мои прежние реенкарнации не сдавались, и исчезали в пламени и пепле лишь жертвуя собой, или становясь жертвой несчастного случая, как третий Феникс, сильно израненный после битвы с нападающим драконом. Еле живой, он добрался к комплексу под куполом, покинув этот мир на каменном ложе рождения. Перед смертью, он оставил короткую запись: «Живи, борись лишь ради жизни и… найди способ, которым обезопасишь себя от свирепых животных, не причинив им вреда, от коего погиб ты». Я нашел это письмо лишь после своего возвращения в Дом, при рождении, даже и не осознавая кто я. Сейчас же, столетия прошли, как я воспользовался древней ультразвуковой технологией, обезопасив себя от агрессивных представителей флоры и фауны. Сигнал ультразвуковой сирены распространяется прямо из-под моей кожи руки, где и вживлен передатчик, питающийся от энергии, производимой моим телом.Небосвод к ночи стал совсем серым, - это ветер сконденсировал в атмосфере пепел истлевших некогда живых форм, сейчас ставших единым — пеплом надежд. В сумраке, среди утесов за моей спиной прозвучали раскаты грома, но дождь на Марсе крайне редкое явление. Вторая Мать до сих пор так и не оправилась от ран, нанесенных людьми десятки тысяч лет назад. Ночь я решил провести в теплом убежище, хотя уже давно привык к минусовой температуре после заката. Смыв кровь в ванне, я лег на каменное ложе лицом к верху, наблюдая за мерцающими Фобо и Деймо, то исчезающими в серых облаках, то вновь являющихся в свете острых молний. Пошел скудный дождь, большими скупыми каплями ударяясь о стекло и скатываясь пылью ниц: сколько еще времени уйдет, прежде чем вернется прежнее буйство Природы? Затяжные дожди, а не иней, покрывающий все снаружи внутри… Более половины экосистемы исчезло навсегда, уничтоженное теми же, кто ее и создал. От скорби, я и не заметил, как сомкнул глаза, а проснулся как всегда — рано утром, когда иней на стекле купола лишь начинал таять. Насытившись овощами и фруктами, что росли снаружи у источника, я взмахнул крыльями и отправился в сторону гор, где лежали руины еще одного города - М'аро, и научная обсерватория на вершине горы, которую я сумел восстановить. В городе все было как и прежде, лишь автороботы активировались от моего появления, тоже исправленные мною, для восстановления руин. В обсерватории все было в порядке, но поступили новые данные, переданные спутниками связи и наблюдения на орбитах Марса и Земли, синхронизированными воедино — множество жизненных форм распространялось по планете со скоростью геометрической прогрессии. Я перепроверил несколько раз данные, но не мог поверить и понять, как это возможно и решил, во что бы мне не стоило — увидеть все собственными глазами, шокированный тем, что видел на снимках с орбиты Земли.На картах Марса было обозначено множество автоматических городов-конвееров, где до войны марсиане производили все необходимое для жизни общества, и некоторые из них еще функционировали, все это время чинимые автоботами. В огромных хранилищах, у таких городов или под ними — сохранились не только запасы сырья, но и техники: готовые космические корабли и другая техника, созданная во время и под венец войны, но за долгое время все же пришедшая в негодность. Большинство из таких городов, при обнаружении, оказывались стертыми с лица марса, по большей части занесенные серыми дюнами, но не Иллария, - это небольшое поселение неитралов обнаруженное мной на плато, в предгорьях Олимпа. Город все время работал над созданием кораблей для спасения, и я воочию видел последний, сошедший с конвейера звездолет для побега - «Исход», вместительностью до нескольких сотен человек, укрытый давней тысячелетней пылью. Город сейчас находиться в спящем режиме, многие системы отключились навсегда, но достаточно восстановить команду из автоботов, чтоб они быстро все восстановили и проверили состояние «Исхода», впервые увиденный мною более двух с половиной тысяч лет назад. Большой корабль был полон пепла тех, кто вложил последние силы в его создание, ради спасения своих детей от безумия войны, но так и не успел, пережив своих создателей… Сначала, я починил неисправных автоботов, и принялся отлаживать системы — они все еще работали. На это ушел целый сезон, уже после — принялся сканировать системы и состояние Исхода, которому, как оказалось, требовалась полная замена более половины оборудования и запчастей. В хранилищах имелись многие необходимые запасные детали и материалы, но большая их часть — пришла в негодность еще до третьего Феникса. Необходимо было полностью отладить производство и создать заново то, что было нужно, из того, что осталось и собрать воедино, вновь. На полное восстановление системы производства потребовался еще целый сезон, а на создание и замену новых частей корабля — еще два. Ушел целый марсианский год, прежде чем ценой титанических усилий, корабль был полностью восстановлен и прошел тщательную диагностику. Для меня все это было непросто, ведь я никогда не горел желанием посетить Землю, планету, смертельно опасную, даже для простых форм жизни; если бы не снимки, данные, и надежда, что там я найду то, что давно искал.Корабль в скором времени был готов к полету, а его бионические системы ничем не уступали своим предшественникам, и я незамедлительно перенес в систему управления новые данные. Лучший курс к Земле навигационная система проложила за считанные секунды, и как только последний вездеход был погружен, он стартовал. «Исход» за считанные секунды преодолел атмосферу Марса, и на автопилоте начал набирать скорость. Дом остался позади, как и всегда, пустынный, но теперь еще и покрытый серой пылью, пеплом. Нынешний путь к Терре, корабль преодолел бы не более чем за месяц, и большую часть этого времени я провел в безуспешных попытках, связаться с возможными выжившими людьми на Земле. Все волны молчали, а из обсерватории приходили новые данные и снимки поверхности, на которых было видно все большую экспансию неизвестных ранее форм примитивной жизни, чрезвычайно быстро изменяющих не только облик планеты, но и ее атмосферу. Большая часть оставшегося океана после Коллапса, была покрыта странной прозрачной мембраной, захватывающей все большие водные пространства, под которой активно размножались примитивные водоросли, образуя огромные многокилометровые колонии, плавающие посреди океана словно облака. Мембрана, словно губка фильтровала воду, очищая ее от вредных веществ, а быстро распространяющиеся по побережьям странные леса, похожие на грибы, изменяли почву и очищали воздух. Количество кислорода в атмосфере стремительно росло, и по расчетам, еще до посадки «Исхода», его станет даже больше чем когда-либо во время существования человечества. Ведь неимоверное количество примитивных, но живучих водорослей, целыми облаками летали в атмосфере, придавая ей сине-зеленый цвет. В чем секрет? - я был взволнован как никогда, ведь эти устойчивые формы жизни могли восстановить былое величие экосистемы Марса. Кто или что источником жизни? Не зная этого, но владея данными с обветшавших спутников, которые точно указывали точку координат: большое плато, входящее в океан, с побережья которого все и началось.Уцелевшие после катастрофы спутники, шли по дальним от Земли орбитам, и мне пришлось изменить путь одного из них, таким образом пожертвовав ним, чтобы получить не испорченные газопылевым облаком снимки. Когда он сгорел в атмосфере, пришли ошеломляющие данные — невдалеке от края плато, возвышалась древняя крепость, сведений о которой не было ни в одном из свитков периода «Воскрешения». Вокруг нее, смешиваясь с огромным грибовидным лесом, распростерлись зеленые сады из древних видов флоры, казалось, утраченных навсегда, до этого дня… Через несколько марсианских суток, «Исход» вошел в атмосферу Земли, и я с ликованием наблюдал за посадкой, и как только он совершил посадку среди грибных джунглей, не в силах сдержать своего счастья, взмахнул крыльями и вырвался в новое небо, летя прямо к башням крепости, что возвысились над лесом. Но не успев даже сесть на ближайшую из них, устав от большей силы гравитации, как мой зоркий взгляд обнаружил среди зарослей, мелькнувший человеческий силуэт, тут-же скрывшийся под шапкой высокого гигантского дерева-гриба. Лишь мгновение я потратил, замерев в воздухе, но тот же час после, бросился ниц, преследуя существо, которое могло быть самым настоящим человеком. Тайна раскрылась, и мое сердце бешено билось от этого — последняя уцелевшая из крепостей предтечей вышла на поверхность уже после ядерной войны, а преданные любви люди — воскресили свою Мать, искупив вину Человечества. Приходя в восторг от влажного воздуха, ласкающего мое тело, и невиданных запахов, мои крылья несли меня прямо в сторону отверстия в стволе гриба, где и спряталось испуганное человеческое дитя. Лаз зарастал прямо передо мной, и я ввалился в него, ушиб крылья, но тотчас же направился по следам воскрешенного, пробираясь через липкие мембраны. Остановился лишь тогда, когда проник в осветленную полость, по стенках которых, среди мембран, шли полупрозрачные сосуды и капилляры, разносящие влагу и питательные вещества по всему организму гриба. В дальней стороне от меня я увидел человеческую девушку, и воссиял от радости, подняв руки в знак добрых намерений. Полуобнаженное (цвет кожи) тело было облечено в прозрачную синтетическую накидку, дополненное украшениями на груди, талии и руках — из которых выпало два заостренных предмета. В длинные темные волосы девушки были вплетены земные цветы, а карие глаза застыли от удивления, как и ее дыхание груди, - мой и ее взгляд встретился воедино.P.S. Я узрела ангела из человеческих мифов, оторопев лишь от одного его смуглого лика, неописуемого взгляда желтых сверкающих глаз, шокированных и воодушевленных. Первой моей мыслью было: неужели я умерла? Но после того, как он начал тяжелой поступью приближаться ко мне, не скрывая блаженного облегчения и радости, который можно было понять лишь осознавая подобные чувства Вселенского одиночества и бездонной надежды, я поняла — это реальность. Я дождалась, уже и перестав ждать, многие годы занимаясь лишь возвращением города и Земли к жизни, высаживая в подготовленный грунт все сохранившиеся семена из прошлого мира, создавая новый сад, Новый Эдем... Ступая неуверенно, но верно к нему, я ускорила шаг, и еще миг, с дрожью по всему телу запоминая, перед тем, как мы бросились друг к другу в объятия. Кто он и что он такое, откуда? Обнаженное тело ангела отдавало теплом и добром, а мягкие крылья укрыли мою продрогшую от холодного одиночества, спину. Это было другое, иное, но разумное сознательное существо. Лишь он был способен понять мою боль и тоску, затерянной во времени. Белые крылья его трепетно дрожали, когда сильные руки крепко сжимали меня в объятиях. Я заплакала, но от переизбытка счастья, и мои слезы падали ему на плечи и крылья, как и его, что лились по моей застывшей груди. Еще миг, только миг, чтоб я смогла поверить, что он не видение, и позволить поглотить себя потоку радости, рожденного лишь мыслью о том, что я не одна в этом мире! Мы — не одни.02.12.15.-Rayan Riener-Фото Here And NowРаніше ми розповідали про новий крутий самоход від Італії, який може стати на початку виробництва через епідемію коронавірусу в Італії. Також наголошували - в Нікополі триває страшна пандемія беззаконня, діти в небезпеці від наркотиків!
theSon - пророче мистецтво про біозброю / хто міг випустити коронавірус і для чого?
theSon - пророче мистецтво про біозброю / хто міг випустити коронавірус і для чого?
Нікополь 2020-03-05 16:45:15
В час, коли цензура на цілій планети охопила все навколо, навіть найбільші пошукові мережі, щоб заблокувати будь-яку інформацію про коронавірус, звертаємо увагу на одну із здогадок світового суспільства. Як би могла виглядати сповідь науковця-терориста, що знищив людство?Чи може бути новий китайський коронавірус - біологічною зброєю масового ураження? Можливо все - наукові фантасти прорчили вже давно про всі загрози для людства.В цей важкий час, пан Зеленський інспектує інфраструктурні об'єкти країни, замість того, щоб готувати країну до пандемії та інформувати українців. theСон«Эта идея возникла спонтанно, словно удар молнии в голову. И так бы никогда и не осуществилась, если бы я не имел столько познаний в биологии и нанотехнологиях. Работал я в одной престижной лаборатории, при университете, название которого, предпочту скрыть. И место работы, позволило мне осуществить мой замысел. Каждый день, перед окончанием работы, в течение долгих пяти лет, я скрытно оставался в лаборатории, в то время, когда все расходились по домам. Я работал. Работал долго и сосредоточенно, создавая то, что должно было изменить мир и повернуть историю вспять. Я создавал вирус. Нет, я не террорист, хотя и мои действия многими были бы рассмотрены, как террористические. Нет, я против насилия и анархии. И мой вирус, предположительно не должен был убивать. Ведь все испытания проводились на собственном теле. Каждый раз, во время отпуска, я отправлялся за город в свою подпольную герметичную лабораторию. Кто бы мог подумать, что она размещается в небольшом деревянном домике вблизи чистого озерца, поросшего камышом? Там я и запирался на многие дни, испробывая действия вируса на самом себе, оставаясь в герметичной камере. На исходе определенного строка, специальное устройство распыляло антивирус в воздух, вновь возвращая меня к жизни. Теперь, я был уверен, что вирус действует и осуществит мои планы. А планы мои были мирового масштаба.    А вы знали, что природа Земли, мучимая зверским насилием людей, может восстановиться всего за 25 – 30 лет? Но, лишь только при условии, что все люди в один момент, исчезнут куда – то. Но куда? Как можно остановить жизнедеятельность стольких миллиардов  особей?    Вот эту проблему я и решил.    Проверено и испытано на мне.     Человек должен уснуть, на долгие годы. Прекратить своё сердцебиение разрушения. И с помощью моего вируса, он уснет. Вирус изменит строение человека на молекулярном уровне, создавая все нужные сопутствующие элементы защиты для организма на долгие тридцать лет. На коже образуется легкий защитный слой, твердый словно сталь ( для защиты от животных и внезапных механических повреждений), но и вполне пористым на молекулярном уровне, что - бы всасывать кислород, направляя его в капилляры крови, насыщая её достаточным количеством воздуха. Тело будет находиться в спячке, и все процессы будут чрезвычайно замедлены. Как и процесс старения, что даст возможность, в конце 30–ти летнего строка, не умереть людям от старости. Ненужные функции организма будут попросту отключены или практически бездейственны, что предоставит хороший лимит антистарения. Человечество постареет всего на пару лет. Единственный побочный эффект – легкая амнезия.    Для чего и почему? – хотите вы задать мне вопрос.    Ответ прост: «А почему бы и нет? Кто сделает это за меня, имея достаточные познания в нужных областях? Кто, если не я? Кто остановит жизнь заводов, затравляющих с каждым днем наш Дом – Землю, все больше и больше? Кто освободит её от глобального потепления? Кто остановит замусоривание прекрасных лесов, вырубку их и сопутствующее исчезновение флоры и фауны? Кто, если не я? Я прожил долгие десятилетия, наблюдая, как наш мир меняется, все больше превращаясь в помойку человеческих отходов. Теперь этому должен был прийти конец. Должно произойти событие, решающая точка, способная стереть все или хотя бы большую часть последствий жизни человечества. Мрак «мудрой узколобости» должен прекратиться, уступив место живой природе, деревьям, всевозможным растениям и животным.    Но для себя, я все – таки сделал исключение.  Я ввел себе сыворотку против вируса, тем самым лишив себя сна, на который было обречено все человечество. Я хотел воочию увидеть все эти прекрасные изменения, что должны были произойти в следующие двадцать – тридцать лет. К концу этого строка, скорее всего, меня не станет. Ведь сейчас уже годы достаточно сказались на моём лице, раскрасив его своими морщинами. Я и понятия не имею, что же будет, когда все люди вновь обретут жизнь. Сумеют ли они оценить мой подарок и смогут ли жить далее в тесных узах дружбы с природой, а не одностороннего уничтожения? Усвоят ли они урок? Я не знаю, все это – должны будете решить именно вы».                                                                                                           M. G.                 (Полная версия аудиозаписи, распространенная тридцать лет назад в большинстве стран мира; оставленная в кабинетах Верховных органов управления)    Первые дни:- Ну что, Lacky, отправимся в путь? – теребил я шерсть своего любимого пса и верного друга серебристошерстого лайку. – За мной! – пошлепал руками я по своим коленям, и пес помчался за мной, все еще озадаченный странным поведением людей вокруг. Они лежали на земле, не подавая и вида жизни. Их кожа уже начала трансформироваться и поэтому поблескивала на солнце. Lacky запрыгнул в открытую дверь моей машины, и даже после закрытия двери, с любопытством смотрел через окно на обездвиженные тела людей.- Все в порядке дружок, - погладив его по голове и за ушами, я завел мотор своего подержанного джипа.    Но «Счастливчик» все также озадаченно смотрел в окно, как улица за улицей пробегала перед его сопливым влажным носом, а люди все лежали и лежали на земле. Повернувшись к водителю, пес вопросительно заскулил,  ожидая ответа.- Все в порядке дружок, - улыбнулся я, - нужно добраться до соседнего города, и там освободить всех животных из Зоопарка. Необходимо поспешить, ведь впереди нас ждут животные всей планеты. Нужно спасти как можно больше! – широко улыбнувшись.    Пес прогавкал, в конце фразы чуть проскулив. Что он имел в виду, было вполне ясно. Lacky требовал ответа. Но водитель был занят управлением автомобиля, стараясь объезжать, то и дело попадавшихся на пути «замерзших» детей. Весь пригород потерял дар речи. Тишина заполнила каждую улицу и аллею.  Люди, словно стеклянные лежали, кто где. Маленький мальчик оледенел прямо на горке, а его мама рядом – лежала спящая на лавочке. «Словно сказка оспящем Замке» - думал ученый. Только в этом случае уснул весь Мир. Странное ощющение чувствовал тогда Майкл Мак - Говард у себя в груди. Он и понимал, что людям ничего не угрожает, но также и понимал, что он сотворил со всей человеческой цивилизацией. Вирус сделал своё должное дело.    Машина все виляла и виляла среди бездыханных, можно так выразиться, манекенов. Ведь теперь люди не дышали, - кислород всасывался самостоятельно, через кожу, попадая сразу в сосуды. Водителю пришлось резко остановить машину, ведь с дальней стороны улицы на него мчалось целое стадо зебр. Майкл с удивлением наблюдал, как около десяти особей промчались в обход автомобиля, испуганные  чем – то. Интересно чем? Но их страх был вполне оправдан, ведь за ними мчалось две молодые львицы. Интересно и даже,  несколько смешно было наблюдать, как они перепрыгивали через невысокие белые заборчики и ограды приватных участков, безвозвратно уничтожая только, что распустившиеся тюльпаны и ирисы. Львицы и не заметили ученого, тем более из всех сил лаявшего на них Счастливчика, ведь окна джипа были закрыты и затонированы. К тому же, видно они вполне привыкли и поняли, что как бы они ни старались, от людей им не откусить  ни малейшего кусочка. Но Говард был единственным исключением, хоть и знал об этом, лишь только сам он.    Вскоре, улица затихла, и стала, как и прежде, безмолвной. Только изредка показывались псы и кошки, при звуке машины, тут – же прячась в свои дома. Скорее всего, они уже поняли, - улицы – теперь для более опасных хозяев, чем они. Открыв окна, в салон свободно начал проникать шелест весенней листвы и запах чистого воздуха. Ноздри заполнял запаха весенних цветов.- Теперь больше не будет смога над городом, - произнес Майкл, обращаясь к своей собаке.    И вправду, вполне привычный смог, укутывавший небо центра города – улетучился за ночь. Всего за ночь! Но в городе стало продвигаться еще сложнее: то и дело водитель напарывался на пешеходные переходы, где люди лежали целыми стопками; об авариях он вообще молчал. Благо, спящие водители, - ничуть не пострадали, защищенные своей новой кожей.     К вечеру я уже успел освободить и животных из Центрального Зоопарка нашего мегаполиса. Но я более чем понимал, так продолжать невозможно. Слишком много времени уйдет,  прежде чем я смогу освободить хоть какую – то долю животных. А они так необходимы для восстановления экосистемы планеты. Пришло время запускать «Регуляцию».- Пришло время оболтус, - обратился я к верному псу, который сейчас с удовольствием поедал консервы, прихваченные мной из ближайшего супермаркета. И кстати, должным образом оплаченной наличкой, оставленной у кассы. Глупая педантичность с моей стороны, но… Так я поступал всегда, на протяжении всего строка.    Я и до всемирного сна понимал, что я один не смогу осуществить все задуманное, в строки, поэтому, я пошел дальше и еще заранее подготовил масштабную программу, компьютерный вирус, если хотите, купленный мною у моего хорошего приятеля детства, промышляющего, некогда хакерством. Даже ему я не поведал о своём плане. Но он разработал великолепную программу. С помощью неё я смог бы ввести всю автоматику на планете в «спящий режим», во избежание катастроф, к примеру: ядерных взрывов на атомных эллектростанциях станциях. Я никоим образом не хотел, что бы Земля превратились в один большой постядерный Чернобыль из – за недосмотра. Нужно было только добраться в ведущие органы электронной защиты страны. Только из таких учреждений можно запустить эту программу. Пробраться в Пентаган, в моих условиях, - было не сложно. Запустить программу во всемирную сеть и с собственного планшета настраивать общие параметры, отдавая команды системам коммуникаций. Одно нажатие кнопки, и все електронные замки, к примеру - Канады, открыты – все домашние животные и живность из зоопарков вмиг обретут свободу. Один клик и вся сеть АЭС США, уйдут в спячку, обеспечивая лишь освещение улиц и работу автоматики предприятий, которые было бы нежелательно останавливать. Таких, например, как ГЭС и дамбы, солнечные эллектростанции и эллектрические ветряки.  Нужно было любым способом избежать неприятных последствий, но это мне, вскоре удалось. Мир теперь, по-настоящему уснет.- Счастливчик, эй! Ты куда это помчался? – обращался снова я шаловливому псу, убежавшего за угол улицы, почуяв что – то, заинтересовавшее его.    Через миг я расслышал панический кошачий вопль, но благо, кошка спаслась бегством.    Это был мой второй закат, без смога над потухшим городом.- Второй прекрасный закат Нового Мира…    Три месяца спустя:    «Мне исполнилось 54 года.    Я начал вести эллектронный дневник. Записывал все свои мысли и действия на диктофон, и на всякий случай, для людей из будущего на несколько сайтов, которые все еще работали. Все еще. Но вечно работать все не смогло.  К сожалению, многие предприятия Земли, были недостаточно внедрены в Сеть или в плохом состояние. Произошло несколько аварий на химических заводах, и прорвала одна ГЭС. Я был безмерно опечален, зная, что вся ответственность на моих плечах. За все это я много раз извинялся в своих записях перед людьми.    Людьми… Они молчали, их глаза замерли. Они все лежали на земле, под жарким солнцем и не вставали. С каждым днем становилось все грустнее. Одиночество сказывалось на психике и эмоциональном состоянии. Разговаривать я мог только с верным Lacky. Мой верный пес, как я рад, что он есть рядом со мной. В голове рождаются и снова исчезают воспоминания первых дней. Лица: моей соседки, которая уснула, занимаясь своими цветами в саду. Её лицо ничего не изображало. Просто лицо уснувшего человека. Так же лицо верного друга Боба, хакера: он уснул прямо за рабочим креслом дома, держа в руке пачку чипсов. Я посещал его несколько раз, но ничего не изменялось. Он все так же сидел, держа в руке уже испорченную пачку чипсов. Так и все мои знакомые: мой бос на работе, - уснул за рабочим столом, держа в руке телефон. Интересно, кто был в тот момент на проводе?  Мои сотрудники, - лежали в своих креслах или на полу, в лаборатории. Приветливая продавщица Мэган, что  заведывала продуктовым магазином, некогда часто мною посещаемый, тоже уснула. В её руках было несколько долларов, оплата одной бутылки пепси покупателем, который так и не успел выпить её. Он уснул перед самым выходом.    Мир молчал. У меня были предположения, что – кто - то мог и не уснуть. Именно поэтому я запрашивал докладывать «Регулятору» об любых изменениях и сообщениях в Интернете. Но он молчал. Также молчали и радиоволны. Мир безвозвратно уснул, наполнил меня чем – то. Я не знал, что это за ощущение. Что – то внутри оборвалось. Что – то нужно изменить и выбраться куда – то дальше чем пределы собственной страны. Я давно хотел посетить Лувр, может отправиться туда? Транспорт будет не сложно найти. Целый круиз Атлантическим океаном впереди…    И еще один интересный факт. Домашние животные быстро сориеринтировались и большинство сумело выжить в новых условиях. В первые четыре – шесть недель или месяц, они разбежались по всей округе, в поисках пищи. Но город не мог прокормить, помойки вскоре опустели, не говоря уже и об их домашних мисках. Более того, их повсюду поджидали дикие животные (все больше проникавшие в города) , и они начали пропадать. Это меня обескуражило, но потом, я отправился в осмотр сельской местности. На трассе то и дело встречались своры собак, а у ферм, где хранилось зерно, я повстречал и немало кошек. Ведь там было полно мышей. Многие псы и кошки ушли в леса, сразу внедрившись в дикую природу. Возврат равновесия?Знай: замість того, щоб рятувати країну від загрозливого коронавірусу, президент Зеленський рекламується, як свого часу Порошенко.    Солнце все также встает и садиться над городами. Иногда можно услышать волчий вой, но пока еще слишком редко, что бы можно было испугаться. Это лето было особенно жаркое, но люди не пострадают: их защитная кожа должа совершить отличную терморегуляцию, а когда пойдет дождь, - она сможет впитать достаточно влаги и пополнить запасы жидкости».    Спустя полгода:    «Наступали холода.    На зиму я решил укрыться на прекрасной Аляске, в одном из лесных домиков, возвышавшемся на заснеженной поляне вблизи Нома. Прожив там два месяца, я импульсивно собрал вещи и отправился в Анкоридж и занял заранее подготовленный более просторный дом. И теперь сидел у камина, в котором потрескивали дрова. Здесь мне было спокойнее: вокруг не было людей. Они словно вопили ко мне в городах.  Просили ввести им сыворотку, но я не мог. Теперь я преступник, и не хотел - бы увидеть глаза обескураженного человека, смотрящего в  мои глаза, ошеломленного. Растерянного и требующего объяснения. Что бы я сказал, пусть и обретенному собеседнику, но требующему ответов? От одиночества становилось все грустнее, но от вины – еще тяжелее на сердце.    За окнами усиленно завывал ветер. Может, он возвывает о моей вине? Стоп! Нет! Я это начал и возврата уже нет. Нет смысла ни пробуждать кого – то раньше строка ни винить себя в том, что откроет человечеству глаза, что снимет его вину за причиненный вред стонущей природе…    Мир должен возобновиться. Процесс запущен, и я не хочу его останавливать, пусть и умру, сойду с ума от одиночества. К тому же у меня есть мой малыш Счастливчик…- Фить, Счастливчик, иди ко мне, - начал я хлопать по коленях, приглашая его ко мне на кресло.    Но Счастливчик, устроившийся около теплого камина на мягкой подстилке, только сонно открыл глаза. Что – то невнятно проскулив, он снова уснул. Не уж-то и он винит меня?    Пора ложиться спать. Ночь накрыла ближайшие горные пики. Лес исчез во мраке. Окно заинилось. А где – то там, в лесной глуши, жалобно завывал волк. Вой напомнил мне осенние дни, тела людей, занесённые грудами листьев и волка, повстречавшегося мне в самом центре Атланты. Он только посмотрел мне в глаза, казалось, совсем не удивившись, и отправился куда подальше, конечно после моего предупредительного выстрела в воздух. Хорошо, что тогда Lacky был заперт в авто, а то бы помчался в драку и кто знает, чем бы это все закончилось. Вспомнился и Лувр, посещенный мною в конце Сентября. ( Долгое морское путешествие перед этим на яхте. Яхту я оснастил алыми парусами и назвал Анабэль, наполнив его до отказа стопками книг, все до единой прочтенные мною в путешествии. ) После моей экскурсии, я тщательно его запечатал, - картины должны остаться в целости, достояние Земной культуры как ни как. С каждым осенним днем тогда, «Регулятор» сообщал о потере многих серверов, тогда я и решил «усыпить» большинство предприятий, которые, вскоре должны были тоже отключиться от программы, в любом случае. К концу осени уже более половины сайтов в Сети и серверов исчезли. Скоро отключаться почти все, но за многими, нужными мне, я буду следить до самого конца. Со следующей весны я решил проверить продовольческие запасы, что бы быть уверенным, что по прошествии тридцати лет, люди проснуться и смог распределить запасы еды. Но это уже предстояло начать только весной.    Но весна преподнесла новый сюрприз. Я все же забыл про некоторые «детали» нашей цивилизации, - Лунный город и Марсианские колонии.  Я знал, что они будут изолированы, но не боялся за них. МКС была уже практически вся пуста, от изношенности и на ней работало всего пару человек, которые, как я думаю, эвакуировались на Луну, в Лунный город. Также я и не беспокоился и про лунян, их там было не так и много, в их немногочисленных поселениях. Лунные поселения имели замкнутую экосистему, большие линзы, которые давали защиту для лунных садов и плантаций. Энергию они должны были получать от автономных станций, и опасность им не угрожала. Но вернуться назад они не смогли бы, - для них такие решения были бы серьёзным ударом для внутреннего ресурса и так ограниченного. Им оставалось только жить своей жизнью на теперь своих Новых Землях.    Также и Марс, - им тоже ничего не угрожало. Думаю и Марсиане и Лунные жители не решаться все же вернуться на Землю и сообразят, что – то не то произошло. Для этого я, с помощью азбуки морзе, пустил в космос сингал о предупреждении. Надеюсь, они не вернуться, иначе, я совсем не буду знать, что с ними делать… как все объяснить?    Солнце совсем село. Даже волки, видно совсем замерзнув, скрылись в норах.    И только ветер завывал так же одиноко всю ночь, все следующие ночи».    Несколько лет спустя:    «Жизнь – стала сном. Молчание. Молчание радиоволн, телестанций. Интернет пустует, остались только несколько серверов, сохранённые мною в Пентагоне и нескольких других укромных местах.  Города помрачнели. Дороги поросли травой, а асфальт потрескался. Некому ремонтировать дороги. Пригород совсем начал зарастать кустарниками и деревьями. Животные плодятся очень быстро. Вместе с одичавшими некогда домашними животными они создали новую обновленную экосистему. Теперь без оружия лучше не ходить по улицам и проспектам, - из зарослей в любой момент мог напасть дикий зверь, волк или медведь.  Львы и другие теплолюбивые животные мигрировали, по большей части, на юг. Не знаю, чем они руководствовались, возможно, врожденным инстинктом. Но некоторые привыкли к своему ареалу и их прайды становились все многочисленнее. То и дело можно было увидеть прогуливающуюся львицу с детенышами по городским аллеям и паркам, в ветвях которых, то и дело вили новые гнезда расплодившиеся птицы.    Людей становилось сложно различать в траве и, в заросших кустарником, придомовых участках.  Они все так же бездыханно лежат, спят мирным сном. Интересно, они видят сны?    К своему большому удивлению, «Регулятор» сообщил мне об активном новом спутнике на орбите Земли. Я понял, что он с Луны. Лунные жители решили узреть, что произошло. В то время я таился и старался не передвигаться днем, что бы меня не обнаружил спутник. Через полгода наблюдения, спутник сняли с орбиты. Видно они решили, что все Земляне мертвы. Там можно было легко подумать, не зная, что на самом деле с ними произошло. Но нет, вскоре они дали о себе знать в недалеком будущем.    Это произошло  в конце весны. Программы сообщали об вхождение в атмосферу небольшого космического корабля. Сенсоры засекли его посадку в Европе. Через камеры я  наблюдал за приземлением. Это был небольшой челнок на несколько пассажиров. Из него вышло два пассажира в защитных скафандрах. Видно они боялись, что вирус заразит и их. И правильно делали, ведь сыворотка была только в моей крови. Моё сердце тогда стучало с такой силой, что, казалось, разорвется на куски. Это были первые «живые» люди, увиденные мной за эти многие годы. А я так скучал по общению. По тем будням, что некогда ненавидел. По боссу, по соседям, даже про улыбчивую продавщицу Мэган… Каждое их движение я «глотал» глазами.    Но они не пробыли на Земле долго. Проверив людей «с блестящей коже», они засняли увиденное на камеры, и сев в свой челнок, отправились обратно, на Луну. Я сразу заметил, что им пришлось значительно модернизировать свой челнок, изменив многие системы и перестроив двигатель вспять, что бы добраться и вернуться обратно домой. Но и в моих руках был козырь. Это был тоже спутник. Он мирно бродил на орбите Луны и уже не один год сообщал мне об обстановке на ней. В тот год, год их посещения, я заметил большие перемены. Их города начали расти. Стало ясно, что они смирились со своей судьбой и нашли дополнительные ресурсы для расширения своей изолированной микроцивилизации. А вот про Марс я совсем не знал ничего. Хотя, вполне возможно объяснить рост Лунных городов и общее их развитие, торговлей с марсианскими Колониями. Но этого я узнать не мог, как и не мог запечатлеть спутник.    За эти годы я развил в себе новые качества. Казалось, слух навострился, чуя каждый шепот и шелест ветра и деревьев. Мир говорил со мной. Я все время что – то искал, путешествуя от одной страны к другой, но сам не знал что. Пытался представить, как все было раньше, но это становилось все сложнее сделать.  Прогуливаясь по улицам иностранных городов, я думал, как бы все было здесь без моего вмешательства? Как выглядели эти иностранные города? Какие звуки пеленали их улицы? Какие люди жили в том или ином поселении? Как же все было раньше? Так пусто стало, так тихо, как в самом глухом лесу.     А я продолжал стареть, отмечая, что все сложнее и сложнее мне передвигаться и делать вообще что либо. Как сложно мне одному. Все чаще в голову прокрадывались мысли о преждевременном «пробуждении» людей.  Иногда проникали в голову мысли и о самоубийстве, но потом, вспоминая, как много всего я увидел в мире, и как много еще могу увидеть, я придушил такие мысли. Я хотел увидеть полный результат трансформации в Новый Мир».    22 года спустя:    «Счастливчик умер несколько лет назад. Для меня это был сильнейший удар. Часами, а то и неделями, я плакал, словно маленькое дитя. Последний мой друг покинул этот мир. Теперь я остался совсем один. Абсолютно одинокий человек. Похоронил я верного своего друга вблизи своего дома. Сейчас он практически полностью скрылся в зарослях. Кроны деревьев затеняли все городские улицы. Города стали самыми настоящими джунглями, которые все сложнее стало пересекать свободно, не распугивая диких животных. То и дело кабан или олень разбегались во все стороны, зная, что пришел я. Но так обстояло дело только в тех, городах, что часто были посещаемые мною.  В других – животные совсем перестали бояться человека. Они забыли, что я такое. Все живое, чудилось, забыло, что когда – то были люди. Тем более, я никогда не охотился, предпочитая питаться растительной пищей.    Растительность поглощала города. Даже фото со спутника говорило само о себе. Экосистема успешно восстанавливалась. Тропические леса вновь обрастали когда – то вырубленные участки. Леса давали новых потомков. С удивлением я подметил, как разрослись африканские экваториальные джунгли. Пустыни перестали расширяться. Воды рек очистились, и я, с большим удовольствие мог пить воду прямо из руки из любой речушки или канала. Многие другие показатели вещали и об общем уменьшении температуры на Земле. Вспомнить только действие того «древнего» экрана, когда – то запущенного предками в космос, для перехвата определенного количества солнечных лучей. А теперь, когда деятельность человечества совсем прекратилось, процесс деградации природы обернулся вспять. Может, вскоре и пустыни зацветут?    В таком мире ощущаешь себя первобытным человеком. Адамом, если  хотите, которому скучно и нужно дополнение, хоть какой – то друг. С трудом, начинаешь понимать, что уже долгие годы не говорил вслух, и когда произносишь слово, по всему телу пробегает дрожь. Словно это не я, а кто – то другой сказал. Смотришь по сторонам, а среди городских замшелых стен и ветвей деревьев, - только твоё, раздвигающее кроны, эхо.    Быть может, я тоже сплю и все это мне только кажется? Как сложно поверить во всё вокруг.    Теперь я редко выбирался из своих убежищ за городами, меняя место жительства максимум раз в полгода. Не выдержав отсутствия Счастливчика, я выловил в городских чащах дикого щенка. Это был не то волчонок, не то потомок домашнего пса. Неужели псы смешались с волками? Тогда я и понял, насколько все приходит в равновесие и порядок. Когда шел по родному мегаполису и видел как теперь не смог, а туман навис над посеревшими небоскребами. Как в листве щебетали птицы. Как испуганный кролик, промчался перед самым носом. Тогда - то я и решил отпустить волчонка, - ему не место со мной. Я – пережиток прошлого. Прошлого ужасного, задымленного, смрадного и замусоренного. В том прошлом никогда не было той красоты, во что теперь превратились все города. И тогда я понял. Понял одну главную вещь, за которую я должен был отправиться в самые пучины Ада, если таковые и есть. Теперь Земля прекрасна, а люди, как биологический вид, - существуют, хоть и в других мирах. В мирах Луны и Марса, но существуют и даже – процветают. Отпала необходимость…»     И я решил не запускать антивирус.  В один из прекрасных солнечных дней, отменил действие сыворотки в собственном теле и уснул, теперь  -  вместе со всеми - но только вечным сном. Теперь не будет ни обвинений ни прощения, никто не узнает, не найдет и не обвинит меня.     Одна из последних его записей:     «Мир так и останется в красоте и процветании своего великолепного сна.  Люди, все равно никогда не усваивают уроков. Было слишком страшно, даже на мгновение представить, на что снова люди могут  превратить этот волшебный всемирный сад. Теперь они увидят его только в своих вечных снах. Но шанс я им все же оставил. Когда строк в тридцать лет окончиться, с Земли отправиться радиосигнал, прямо в сторону Луны. В радиозаписи, они узнают все, что нужно сделать  для восстановления жизни человечества. И решать будут они. Я слишком долго нес все решения только на собственных плечах. Надеюсь, они примут правильный выбор».Автор Rayan RienerФото PinterestНагадуємо, у Нікополі все ж жевріє надію людей, що поліція таке почне боротись із злочинністю. Варто додати, що тварини і природа - це наші друзі, а не вороги. Заслуговують навіть більшої поваги ніж деякі представники "вінця творіння". 
Ексгібіціоніст/44м² | розповідь про цінність особистого простору та приватного життя
Ексгібіціоніст/44м² | розповідь про цінність особистого простору та приватного життя
Нікополь 2020-06-10 21:07:41
 Ексгібіціоніст/44м²Спосіб життя, який я хочу бачити в своєму будинку. Деталізація, що стала історією щастя. Чи не є щастя - мати власне місце у цьому житті? Тиху гавань, прихисток, у якому є лише ти й тільки твій внутрішній та зовнішній Всесвіт, думки і мовчазна безодня, у якій матеріалізуються усі твої мрії. Саме те місце - де ти творишь свій світ посеред пустого космосу. Без жодних нарікань зі сторони, докорів від ворогів чи друзів. Тягар спадає із плечей… Я підходжу до дверей своєї квартири, втомлений після насиченого подіями дня. Вона велика, дуже міцна та не пропускає жодного шуму, метушні ззовні. Хто хоче чути сварки сусідів? Коли я заходжу, бачу свою простору квартиру-студію. Велике квадратне вікно-вітраж пропускає багато світла усередину та розширює простір апартаментів. Ось вона, фортеця, що підтримує мій спосіб життя. Під ногами в мене є поріжок, щоб залишити брудне взуття біля дверей та не нести бруду до квартири. Це неймовірний винахід японців! Просте та вірне рішення, щоб не прибирати оселю раз за разом через погань та заразу, занесену із вулиці. Підлога вкрита суцільною плиткою, сяючою, що відбиває промені світла від яскравого Сонця. Чистота та багато простору навколо наповнюють киснем легені. Біля самого входу стоїть шафа для речей та вмонтована у неї поличка для сезонного взуття, а іншого і немає - воно продається/віддається до початку нового сезону. Таким чином, маю у гардеробі лише нові та актуальні речі. Йду до матових скляних дверей ванної кімнати. О, який жах, - може подумати хтось, читаючи ці рядки, - в тебе може є родичі з Німеччині? Ні, не маю але маю достатньо читачів звідти, до слова. За дверима прозорий гумовий коврик біля ванної/душової. Жодного стороннього запаху. Кімната блищить чистотою. Мию руки в умивальнику, вмиваю обличчя, хенд-мейд милом яке лежить у білій мильниці. У шухляді, за дзеркалом, прихована косметика та засоби гігієни: електрична зубна щітка, з набором змінних насадок у спеціальній підставці, веганські креми, маски та шампуні тощо. А ось чисте дзеркало додасть вам сяйва в очах на цілий день. Раптово повітря огортає запахом - це спрей з автоматичного освіжувача повітря. Навіть унитаз можна облизувати язиком та не підхопити жодної зарази. Білі рушники не мають жодної плями, витираю руки та вішаю сушитися на сушку для рушників. Не кидаю, не жбурляю, а охайно вішаю! Рушники - це обличчя господаря. М’які, запашні та свіжі рушники додадуть вашому обличчю сяйва, а зморщені - лише наблизять старість у вашій свідомості. Зранку - ви відчуваєте вдячність від такого ставлення до рушника, немов поцілунок, який дасть вам наснаги скоріше залишити за спиною дім й займатися справами з більшою наснагою. Освіжувач повітря наповнює мою квартиру новою дозою запашних молекул, поки я виходжу із ванної кімнати до шафи біля дверей. Відкриваючі її, бачу там тільки сезонні речі. Усе, що поза сезоном - продається вчасно та не захаращує простір. Дизайнерські та брендові речі охайно відпочивають на вішаках, щоб можна було кожної хвилини вийти на раптову зустріч і вибрати щось на вихід без довгих приготувань та знервованих пошуків. Знімаю речі, та розкладаю їх по категоризованим шухлядам. Швидко згортаю куртку, кофту, футболку, штани, та кладу до кожної з категорій. Нехай відпочивають зі своїми родичами. Їм також потрібен відпочинок, щоб знову відчути себе свіжими та оновленими. Не кинутими до купи речей на розстріл, де вже не зрозуміло що й де - суцільний ком брудного непотребу, тіла, розстріляні фашистами, сплетені в обіймах смерті...Освітлення у квартирі енергозберігаюче, лампи розсіюють рівне біле світло до кожного закутка. Це світло огортає мене і душа отримує спокій, тіло приходить до рівноваги, а м’язи, знервовані і напружені за день - розслаблюються. Повністю роздягаючись, полишаючи усе у шухлядах - я відчуваю себе вільним від усього, що сталося зі мною впродовж дня. Оголеним, я йду знов до ванної. Після швидкого прийому душу, йду до одного з кутів квадратної студії. Там зосереджена невелика кухня з барною стійкою біля неї, яка розділяє простір між кухнею та іншою частиною оселі та слугує замінником столу для харчування. Лише два бірних стільчика. Великі гостини та шалені вечірки залишають по собі багато сміття та бруду, на який треба буде витрачати дорогоцінний час. Не маю часу й бажання витрачати своє життя на це. І не раджу нікому також, звісно, якщо ваша професія не паті-модель. Краще займатись веселощами у місцях, спеціально створених для вечірок та відпочинку із друзями. Не маю елоктро-печі, оскільки не витрачаю часу на щоденне приготування їжі та купу часу, викинутого до смітника, впродовж процесу вимивання посуду. Лише мультиварка, електро-чайник і невеликий запас продуктів, придатних для тривалого зберігання, на всяк випадок. У холодильнику - великий вибір соків на тиждень та соусів до страв. Якщо готую щось із свіжих овочів та фруктів, щоб відволіктись від роботи - не залишаю нічого “на потім”, гнити у холодильнику. У моєму раціоні лише вегетаріанські страви - жодна мертва плоть не буде смердіти, гниючі у морозильнику. Окрім соків, п’ю лише зелений час та не маю жодних згубних звичок, що підсаджують на голку залежності: цукор, сіль, кава - не використовую нічого із цього списку, не кажучи про алкоголь або смердючі цигарки. Озираюсь навколо, поки чайник набирається фільтрованою водою з крану. Чогось мені не вистачає, поки я грію воду для чаю. - Звісно!Вмикаю музику - Кеїко Матсуі, пісня Tears Of The Ocean. Стіни достатньо звукоізольовані для того, щоб слухати музику на потрібній мені гучності. Майже вечір. Для когось робочого, для когось вже ні. Але я не живу за графіком, тільки за натхненням. Не хочу витрачати своє життя на копійки, - увімкнутись/йти/працювати/відлік/відпочинок/готово! Робити повинні роботи, а людям не треба слухатись рабовласників. Життя не для того, щось увесь час нашого годинника витратити на його марнування й померти, немов відпрацьований матеріал, поки рабовласники подорожують та витрачають гроші, зароблені на праці мільйонів, що ніколи не будуть мати можливості відпочити, оскільки спланований графік не дасть їм можливості навіть задуматись про те, чи потрібно це їм, втомленим, запрограмованим працювати до скону, щоб отримати кошти бодай на якусь їжу та можливість оплатити послуги. Мені не потрібен графік, колись, дуже давно, я вирішив займатись тільки тим, що дає мені натхнення жити та бути щасливим. Постійно займаюсь творчістю: публікація нових збірок розповідей та віршів, романів; записи аудіо-книг, аудіо-поезії, музичних треків, написання нових картин (до речі, мій мольберт стоїть  у кутку, біля вікна, за яким йде стежка до лісу з поміж довгих високих дерев), подорожі, зйомки, інтерв’ю, презентації, виставки та фестивалі. Звісно, це неабияка сміливість, робити те, що ти хочеш, обрати щастя, замість жалощів до себе, вирватись з-поміж натовпу, попри усі небезпеки, які можуть статись на шляху омріяної свободи бути собою й робити лише те, що дійсно хочеш робити у своєму житті. Проходжу повз ліжко. Від дивану його розділяє книжкова шафа. На ній є місце також і для кількох сукулентів та кактусів, що не потребують багато часу, витраченого на догляд. Нові книги запашно манять до своїх сторінок. Нові автори, новинки видань науково-популярної літератури та актуальні журнали з астрономії, мистецтва, IT й екології. Кожного разу, завершуючи читання, одразу відпускаю книгу на волю через буккроссинг. Завжди маю запас ексілібрів. Своїх книг не збергію, та й навіщо? Усі продаю читачам. Нехай мої слова будуть пам’яттю у чиємусь серці, ніж привидом минулого, притрушено пилом. Книги повинні бути вільними, подорожувати, наповнювати світ новими знаннями та натхненням людей, а не помирати день за днем у шафці, що може стати вже більш схожою на каплицю, де поховані знання. Кожна книга, що зберігається без сенсу на паличці - це велика втрата для всього людства. Деякі книги подорожували через весь світ, а найвидатніші з них - тримали у долонях до сотні тисяч людей! Навіть уявити важко, але це дійсно варто того, щоб відпустити книги у реальне життя, дати їй можливість поспілкуватись із іншими, прожити повне життя, зістратись, стертись, покритись зморшками та одного дня померти, надавши десяткам тисяч людей нову інформацію та щастя. Лише одна книга спроможна виконати роль великого тиражу, вберегти сотні дерев, якщо не гектарів лісу від процесу бальзамування та зберігання у труні книжкової шафи у мільйонів людей, що ховають знання, перетворюючі власну оселю на кладовище. Із запашною чашкою чаю у долонях, сідаю за робочій стіл, вмикаю ноутбук та переглядаю відгуки читачів, перевіряю пошту, дізнаюся останні новини: “В Україні хочуть легалізувати проституцію та легкі наркотики: йде дискусія стосовно врегулювання цих питань”. Згодом, я вмикаю лептоп та йду до ліжка трохи відпочити. Приємна класична музика розслабляє мене і я засинаю під під білосніжною ковдрою. Вранці, прокидаюсь із першими променями сонця та йду до ванної кімнати, щоб привести себе до ладу та скоріше відповісти на дзвінки мого менеджера, редактора та інших персон, без яких моє життя було б значно складнішим. Дивлюсь під час розмов на незавершену роботу, картина стоїть вже тиждень на мольберті та чекає завершення. Нове замовлення від поціновувача художнього мистецтва із Франції. Коли зі справами покінчено, берусь за малювання, а після завершення, прибираю полотно у сторону, ставлячи новий холст. Завершено… Надсилаю перші світлини замовнику. Беручи синтетичний плед, загортуючись у нього, прямую до дивану. Перед ним стоїть невеликий скляний журнальний столик, а за ним - шафа для великого монітору, поруч із яким стоїть PlayStation Neo (хоча це і доволі стара модель, але ще добре працює), VR-окуляри та усе інше, що потрібно для подорожі мережею. Так, іноді я граю в онлайн-ігри, хоча їх вже складно назвати просто іграми. Мандруючи численними світами, відкритими та безкінечними як сам Всесвіт. Цього разу повернувся до реальності на Землі, де планету охопила пандемія, яка перетворила людей у зомбі. Київ лежить спустошеним містом, а я, разом із іншими гравцями, намагаюся вижити у цьому ворожому середовищі, серед безлічі спільнот, захищаючись від хвиль зомбі та численних мародерів, вандалів та загарбників, які зазіхають на ресурси коммуни. Цього разу не лишаюсь надовго у тутешньому вимірі і повертаюсь назад, отримавши натхнення для нових історій, коли час дійшов до опівдня. Дивлюсь на стіл, а на ньому лежить моя остання книга. І я знов починаю думати, який квест вигадати для читачів, що будуть невдовзі її шукати у форматі геошифтингу. Можливо, слід сховати її у недобудові чи заброшці? Сюжет якраз базується на подіях у місті-привиді. Або під землею? Щоб лише дігери-шукачи змогли її віднайти за координатами та підказками, як і головні герої твору, що змушені ховатись під землею...Буденні для мене справи віддаляють від цих думок. Та поки я знов не ліг спати, пишу подяку своїм читачам, завдяки яким можу бути щасливим та вести саме той спосіб життя, який і хотів мати з дитинства; подякувати за той приємний подарунок, що зветься свободою, віддячуючи їм натхненням й підтримкою змін на краще у суспільстві, країні, світу загалом, Землі, колонізованого Марсу, Місяця та Венери…Кожного дня, ми продовжуємо змінювати світ на краще разом. Оскільки ми - люди і наша здатність до спільних дій, винахідливість та емпатія - виділяють нас серед усіх інших тварин. Одностайність - є виключною рисою, яка дала нам можливість втілювати мрії у реальність, а вигадану кимось мету - проносити крізь простір, в далекий космос та час, до майбутнього. З поміж мільярдів зірок, планет та систем, де ми шукаємо відповіді на свої питання, втілюючи нашу істинну природу дослідників і наповнюючи наше існування новим сенсом для кожного із нас. І ось, коли прийшов вечір, я сідаю писати новий твір про людей, загублених у сірому натовпі, які стануть героями, учасниками чогось нового, небувалого, борців та сміливців, які подарують мрію: солідарність, рівність та свободу іншим ціною власного життя. -02. 07. 18.-
Завантажуйте більше