Нікополь сьогодні, новини міста
Нікополь Арт
Автор: Rayan Riener, 05.03.2020 16:03:15
173

theSon - пророче мистецтво про біозброю / хто міг випустити коронавірус і для чого?

Чи може бути новий китайський коронавірус - біологічною зброєю масового ураження? Можливо все - наукові фантасти прорчили вже давно про всі загрози для людства.

theSon - пророче мистецтво про біозброю / хто міг випустити коронавірус і для чого?
Moneyveo [CPS] UA Банк Кредит Днепр [CPL, API] UA

В час, коли цензура на цілій планети охопила все навколо, навіть найбільші пошукові мережі, щоб заблокувати будь-яку інформацію про коронавірус, звертаємо увагу на одну із здогадок світового суспільства. Як би могла виглядати сповідь науковця-терориста, що знищив людство?

Чи може бути новий китайський коронавірус - біологічною зброєю масового ураження? Можливо все - наукові фантасти прорчили вже давно про всі загрози для людства.


В цей важкий час, пан Зеленський інспектує інфраструктурні об'єкти країни, замість того, щоб готувати країну до пандемії та інформувати українців

theСон

«Эта идея возникла спонтанно, словно удар молнии в голову. И так бы никогда и не осуществилась, если бы я не имел столько познаний в биологии и нанотехнологиях. Работал я в одной престижной лаборатории, при университете, название которого, предпочту скрыть. И место работы, позволило мне осуществить мой замысел. Каждый день, перед окончанием работы, в течение долгих пяти лет, я скрытно оставался в лаборатории, в то время, когда все расходились по домам. Я работал. Работал долго и сосредоточенно, создавая то, что должно было изменить мир и повернуть историю вспять. Я создавал вирус. Нет, я не террорист, хотя и мои действия многими были бы рассмотрены, как террористические. Нет, я против насилия и анархии. И мой вирус, предположительно не должен был убивать. Ведь все испытания проводились на собственном теле. Каждый раз, во время отпуска, я отправлялся за город в свою подпольную герметичную лабораторию. Кто бы мог подумать, что она размещается в небольшом деревянном домике вблизи чистого озерца, поросшего камышом? Там я и запирался на многие дни, испробывая действия вируса на самом себе, оставаясь в герметичной камере. На исходе определенного строка, специальное устройство распыляло антивирус в воздух, вновь возвращая меня к жизни. Теперь, я был уверен, что вирус действует и осуществит мои планы. А планы мои были мирового масштаба.

    А вы знали, что природа Земли, мучимая зверским насилием людей, может восстановиться всего за 25 – 30 лет? Но, лишь только при условии, что все люди в один момент, исчезнут куда – то. Но куда? Как можно остановить жизнедеятельность стольких миллиардов  особей?

    Вот эту проблему я и решил.

    Проверено и испытано на мне. 

    Человек должен уснуть, на долгие годы. Прекратить своё сердцебиение разрушения. И с помощью моего вируса, он уснет. Вирус изменит строение человека на молекулярном уровне, создавая все нужные сопутствующие элементы защиты для организма на долгие тридцать лет. На коже образуется легкий защитный слой, твердый словно сталь ( для защиты от животных и внезапных механических повреждений), но и вполне пористым на молекулярном уровне, что - бы всасывать кислород, направляя его в капилляры крови, насыщая её достаточным количеством воздуха. Тело будет находиться в спячке, и все процессы будут чрезвычайно замедлены. Как и процесс старения, что даст возможность, в конце 30–ти летнего строка, не умереть людям от старости. Ненужные функции организма будут попросту отключены или практически бездейственны, что предоставит хороший лимит антистарения. Человечество постареет всего на пару лет. Единственный побочный эффект – легкая амнезия.

    Для чего и почему? – хотите вы задать мне вопрос.

    Ответ прост: «А почему бы и нет? Кто сделает это за меня, имея достаточные познания в нужных областях? Кто, если не я? Кто остановит жизнь заводов, затравляющих с каждым днем наш Дом – Землю, все больше и больше? Кто освободит её от глобального потепления? Кто остановит замусоривание прекрасных лесов, вырубку их и сопутствующее исчезновение флоры и фауны? Кто, если не я? Я прожил долгие десятилетия, наблюдая, как наш мир меняется, все больше превращаясь в помойку человеческих отходов. Теперь этому должен был прийти конец. Должно произойти событие, решающая точка, способная стереть все или хотя бы большую часть последствий жизни человечества. Мрак «мудрой узколобости» должен прекратиться, уступив место живой природе, деревьям, всевозможным растениям и животным.

    Но для себя, я все – таки сделал исключение.  Я ввел себе сыворотку против вируса, тем самым лишив себя сна, на который было обречено все человечество. Я хотел воочию увидеть все эти прекрасные изменения, что должны были произойти в следующие двадцать – тридцать лет. К концу этого строка, скорее всего, меня не станет. Ведь сейчас уже годы достаточно сказались на моём лице, раскрасив его своими морщинами. Я и понятия не имею, что же будет, когда все люди вновь обретут жизнь. Сумеют ли они оценить мой подарок и смогут ли жить далее в тесных узах дружбы с природой, а не одностороннего уничтожения? Усвоят ли они урок? Я не знаю, все это – должны будете решить именно вы».

                                                                                                           M. G. 

                (Полная версия аудиозаписи, распространенная тридцать лет назад в большинстве стран мира; оставленная в кабинетах Верховных органов управления)

    Первые дни:

- Ну что, Lacky, отправимся в путь? – теребил я шерсть своего любимого пса и верного друга серебристошерстого лайку. – За мной! – пошлепал руками я по своим коленям, и пес помчался за мной, все еще озадаченный странным поведением людей вокруг. Они лежали на земле, не подавая и вида жизни. Их кожа уже начала трансформироваться и поэтому поблескивала на солнце. Lacky запрыгнул в открытую дверь моей машины, и даже после закрытия двери, с любопытством смотрел через окно на обездвиженные тела людей.

- Все в порядке дружок, - погладив его по голове и за ушами, я завел мотор своего подержанного джипа.

    Но «Счастливчик» все также озадаченно смотрел в окно, как улица за улицей пробегала перед его сопливым влажным носом, а люди все лежали и лежали на земле. Повернувшись к водителю, пес вопросительно заскулил,  ожидая ответа.

- Все в порядке дружок, - улыбнулся я, - нужно добраться до соседнего города, и там освободить всех животных из Зоопарка. Необходимо поспешить, ведь впереди нас ждут животные всей планеты. Нужно спасти как можно больше! – широко улыбнувшись.

    Пес прогавкал, в конце фразы чуть проскулив. Что он имел в виду, было вполне ясно. Lacky требовал ответа. Но водитель был занят управлением автомобиля, стараясь объезжать, то и дело попадавшихся на пути «замерзших» детей. Весь пригород потерял дар речи. Тишина заполнила каждую улицу и аллею.  Люди, словно стеклянные лежали, кто где. Маленький мальчик оледенел прямо на горке, а его мама рядом – лежала спящая на лавочке. «Словно сказка оспящем Замке» - думал ученый. Только в этом случае уснул весь Мир. Странное ощющение чувствовал тогда Майкл Мак - Говард у себя в груди. Он и понимал, что людям ничего не угрожает, но также и понимал, что он сотворил со всей человеческой цивилизацией. Вирус сделал своё должное дело.

    Машина все виляла и виляла среди бездыханных, можно так выразиться, манекенов. Ведь теперь люди не дышали, - кислород всасывался самостоятельно, через кожу, попадая сразу в сосуды. Водителю пришлось резко остановить машину, ведь с дальней стороны улицы на него мчалось целое стадо зебр. Майкл с удивлением наблюдал, как около десяти особей промчались в обход автомобиля, испуганные  чем – то. Интересно чем? Но их страх был вполне оправдан, ведь за ними мчалось две молодые львицы. Интересно и даже,  несколько смешно было наблюдать, как они перепрыгивали через невысокие белые заборчики и ограды приватных участков, безвозвратно уничтожая только, что распустившиеся тюльпаны и ирисы. Львицы и не заметили ученого, тем более из всех сил лаявшего на них Счастливчика, ведь окна джипа были закрыты и затонированы. К тому же, видно они вполне привыкли и поняли, что как бы они ни старались, от людей им не откусить  ни малейшего кусочка. Но Говард был единственным исключением, хоть и знал об этом, лишь только сам он.

    Вскоре, улица затихла, и стала, как и прежде, безмолвной. Только изредка показывались псы и кошки, при звуке машины, тут – же прячась в свои дома. Скорее всего, они уже поняли, - улицы – теперь для более опасных хозяев, чем они. Открыв окна, в салон свободно начал проникать шелест весенней листвы и запах чистого воздуха. Ноздри заполнял запаха весенних цветов.

- Теперь больше не будет смога над городом, - произнес Майкл, обращаясь к своей собаке.

    И вправду, вполне привычный смог, укутывавший небо центра города – улетучился за ночь. Всего за ночь! Но в городе стало продвигаться еще сложнее: то и дело водитель напарывался на пешеходные переходы, где люди лежали целыми стопками; об авариях он вообще молчал. Благо, спящие водители, - ничуть не пострадали, защищенные своей новой кожей. 

    К вечеру я уже успел освободить и животных из Центрального Зоопарка нашего мегаполиса. Но я более чем понимал, так продолжать невозможно. Слишком много времени уйдет,  прежде чем я смогу освободить хоть какую – то долю животных. А они так необходимы для восстановления экосистемы планеты. Пришло время запускать «Регуляцию».

- Пришло время оболтус, - обратился я к верному псу, который сейчас с удовольствием поедал консервы, прихваченные мной из ближайшего супермаркета. И кстати, должным образом оплаченной наличкой, оставленной у кассы. Глупая педантичность с моей стороны, но… Так я поступал всегда, на протяжении всего строка.

    Я и до всемирного сна понимал, что я один не смогу осуществить все задуманное, в строки, поэтому, я пошел дальше и еще заранее подготовил масштабную программу, компьютерный вирус, если хотите, купленный мною у моего хорошего приятеля детства, промышляющего, некогда хакерством. Даже ему я не поведал о своём плане. Но он разработал великолепную программу. С помощью неё я смог бы ввести всю автоматику на планете в «спящий режим», во избежание катастроф, к примеру: ядерных взрывов на атомных эллектростанциях станциях. Я никоим образом не хотел, что бы Земля превратились в один большой постядерный Чернобыль из – за недосмотра. Нужно было только добраться в ведущие органы электронной защиты страны. Только из таких учреждений можно запустить эту программу. Пробраться в Пентаган, в моих условиях, - было не сложно. Запустить программу во всемирную сеть и с собственного планшета настраивать общие параметры, отдавая команды системам коммуникаций. Одно нажатие кнопки, и все електронные замки, к примеру - Канады, открыты – все домашние животные и живность из зоопарков вмиг обретут свободу. Один клик и вся сеть АЭС США, уйдут в спячку, обеспечивая лишь освещение улиц и работу автоматики предприятий, которые было бы нежелательно останавливать. Таких, например, как ГЭС и дамбы, солнечные эллектростанции и эллектрические ветряки.  Нужно было любым способом избежать неприятных последствий, но это мне, вскоре удалось. Мир теперь, по-настоящему уснет.

- Счастливчик, эй! Ты куда это помчался? – обращался снова я шаловливому псу, убежавшего за угол улицы, почуяв что – то, заинтересовавшее его.

    Через миг я расслышал панический кошачий вопль, но благо, кошка спаслась бегством.

    Это был мой второй закат, без смога над потухшим городом.

- Второй прекрасный закат Нового Мира…


    Три месяца спустя:

    «Мне исполнилось 54 года.

    Я начал вести эллектронный дневник. Записывал все свои мысли и действия на диктофон, и на всякий случай, для людей из будущего на несколько сайтов, которые все еще работали. Все еще. Но вечно работать все не смогло.  К сожалению, многие предприятия Земли, были недостаточно внедрены в Сеть или в плохом состояние. Произошло несколько аварий на химических заводах, и прорвала одна ГЭС. Я был безмерно опечален, зная, что вся ответственность на моих плечах. За все это я много раз извинялся в своих записях перед людьми.

    Людьми… Они молчали, их глаза замерли. Они все лежали на земле, под жарким солнцем и не вставали. С каждым днем становилось все грустнее. Одиночество сказывалось на психике и эмоциональном состоянии. Разговаривать я мог только с верным Lacky. Мой верный пес, как я рад, что он есть рядом со мной. В голове рождаются и снова исчезают воспоминания первых дней. Лица: моей соседки, которая уснула, занимаясь своими цветами в саду. Её лицо ничего не изображало. Просто лицо уснувшего человека. Так же лицо верного друга Боба, хакера: он уснул прямо за рабочим креслом дома, держа в руке пачку чипсов. Я посещал его несколько раз, но ничего не изменялось. Он все так же сидел, держа в руке уже испорченную пачку чипсов. Так и все мои знакомые: мой бос на работе, - уснул за рабочим столом, держа в руке телефон. Интересно, кто был в тот момент на проводе?  Мои сотрудники, - лежали в своих креслах или на полу, в лаборатории. Приветливая продавщица Мэган, что  заведывала продуктовым магазином, некогда часто мною посещаемый, тоже уснула. В её руках было несколько долларов, оплата одной бутылки пепси покупателем, который так и не успел выпить её. Он уснул перед самым выходом.


    Мир молчал. У меня были предположения, что – кто - то мог и не уснуть. Именно поэтому я запрашивал докладывать «Регулятору» об любых изменениях и сообщениях в Интернете. Но он молчал. Также молчали и радиоволны. Мир безвозвратно уснул, наполнил меня чем – то. Я не знал, что это за ощущение. Что – то внутри оборвалось. Что – то нужно изменить и выбраться куда – то дальше чем пределы собственной страны. Я давно хотел посетить Лувр, может отправиться туда? Транспорт будет не сложно найти. Целый круиз Атлантическим океаном впереди…

    И еще один интересный факт. Домашние животные быстро сориеринтировались и большинство сумело выжить в новых условиях. В первые четыре – шесть недель или месяц, они разбежались по всей округе, в поисках пищи. Но город не мог прокормить, помойки вскоре опустели, не говоря уже и об их домашних мисках. Более того, их повсюду поджидали дикие животные (все больше проникавшие в города) , и они начали пропадать. Это меня обескуражило, но потом, я отправился в осмотр сельской местности. На трассе то и дело встречались своры собак, а у ферм, где хранилось зерно, я повстречал и немало кошек. Ведь там было полно мышей. Многие псы и кошки ушли в леса, сразу внедрившись в дикую природу. Возврат равновесия?

Знай: замість того, щоб рятувати країну від загрозливого коронавірусу, президент Зеленський рекламується, як свого часу Порошенко.

    Солнце все также встает и садиться над городами. Иногда можно услышать волчий вой, но пока еще слишком редко, что бы можно было испугаться. Это лето было особенно жаркое, но люди не пострадают: их защитная кожа должа совершить отличную терморегуляцию, а когда пойдет дождь, - она сможет впитать достаточно влаги и пополнить запасы жидкости».

    Спустя полгода:

    «Наступали холода.

    На зиму я решил укрыться на прекрасной Аляске, в одном из лесных домиков, возвышавшемся на заснеженной поляне вблизи Нома. Прожив там два месяца, я импульсивно собрал вещи и отправился в Анкоридж и занял заранее подготовленный более просторный дом. И теперь сидел у камина, в котором потрескивали дрова. Здесь мне было спокойнее: вокруг не было людей. Они словно вопили ко мне в городах.  Просили ввести им сыворотку, но я не мог. Теперь я преступник, и не хотел - бы увидеть глаза обескураженного человека, смотрящего в  мои глаза, ошеломленного. Растерянного и требующего объяснения. Что бы я сказал, пусть и обретенному собеседнику, но требующему ответов? От одиночества становилось все грустнее, но от вины – еще тяжелее на сердце.

    За окнами усиленно завывал ветер. Может, он возвывает о моей вине? Стоп! Нет! Я это начал и возврата уже нет. Нет смысла ни пробуждать кого – то раньше строка ни винить себя в том, что откроет человечеству глаза, что снимет его вину за причиненный вред стонущей природе…

    Мир должен возобновиться. Процесс запущен, и я не хочу его останавливать, пусть и умру, сойду с ума от одиночества. К тому же у меня есть мой малыш Счастливчик…

- Фить, Счастливчик, иди ко мне, - начал я хлопать по коленях, приглашая его ко мне на кресло.

    Но Счастливчик, устроившийся около теплого камина на мягкой подстилке, только сонно открыл глаза. Что – то невнятно проскулив, он снова уснул. Не уж-то и он винит меня?

    Пора ложиться спать. Ночь накрыла ближайшие горные пики. Лес исчез во мраке. Окно заинилось. А где – то там, в лесной глуши, жалобно завывал волк. Вой напомнил мне осенние дни, тела людей, занесённые грудами листьев и волка, повстречавшегося мне в самом центре Атланты. Он только посмотрел мне в глаза, казалось, совсем не удивившись, и отправился куда подальше, конечно после моего предупредительного выстрела в воздух. Хорошо, что тогда Lacky был заперт в авто, а то бы помчался в драку и кто знает, чем бы это все закончилось. Вспомнился и Лувр, посещенный мною в конце Сентября. ( Долгое морское путешествие перед этим на яхте. Яхту я оснастил алыми парусами и назвал Анабэль, наполнив его до отказа стопками книг, все до единой прочтенные мною в путешествии. ) После моей экскурсии, я тщательно его запечатал, - картины должны остаться в целости, достояние Земной культуры как ни как. С каждым осенним днем тогда, «Регулятор» сообщал о потере многих серверов, тогда я и решил «усыпить» большинство предприятий, которые, вскоре должны были тоже отключиться от программы, в любом случае. К концу осени уже более половины сайтов в Сети и серверов исчезли. Скоро отключаться почти все, но за многими, нужными мне, я буду следить до самого конца. Со следующей весны я решил проверить продовольческие запасы, что бы быть уверенным, что по прошествии тридцати лет, люди проснуться и смог распределить запасы еды. Но это уже предстояло начать только весной.

    Но весна преподнесла новый сюрприз. Я все же забыл про некоторые «детали» нашей цивилизации, - Лунный город и Марсианские колонии.  Я знал, что они будут изолированы, но не боялся за них. МКС была уже практически вся пуста, от изношенности и на ней работало всего пару человек, которые, как я думаю, эвакуировались на Луну, в Лунный город. Также я и не беспокоился и про лунян, их там было не так и много, в их немногочисленных поселениях. Лунные поселения имели замкнутую экосистему, большие линзы, которые давали защиту для лунных садов и плантаций. Энергию они должны были получать от автономных станций, и опасность им не угрожала. Но вернуться назад они не смогли бы, - для них такие решения были бы серьёзным ударом для внутреннего ресурса и так ограниченного. Им оставалось только жить своей жизнью на теперь своих Новых Землях.

    Также и Марс, - им тоже ничего не угрожало. Думаю и Марсиане и Лунные жители не решаться все же вернуться на Землю и сообразят, что – то не то произошло. Для этого я, с помощью азбуки морзе, пустил в космос сингал о предупреждении. Надеюсь, они не вернуться, иначе, я совсем не буду знать, что с ними делать… как все объяснить?

    Солнце совсем село. Даже волки, видно совсем замерзнув, скрылись в норах.

    И только ветер завывал так же одиноко всю ночь, все следующие ночи».


    Несколько лет спустя:

    «Жизнь – стала сном. Молчание. Молчание радиоволн, телестанций. Интернет пустует, остались только несколько серверов, сохранённые мною в Пентагоне и нескольких других укромных местах.  Города помрачнели. Дороги поросли травой, а асфальт потрескался. Некому ремонтировать дороги. Пригород совсем начал зарастать кустарниками и деревьями. Животные плодятся очень быстро. Вместе с одичавшими некогда домашними животными они создали новую обновленную экосистему. Теперь без оружия лучше не ходить по улицам и проспектам, - из зарослей в любой момент мог напасть дикий зверь, волк или медведь.  Львы и другие теплолюбивые животные мигрировали, по большей части, на юг. Не знаю, чем они руководствовались, возможно, врожденным инстинктом. Но некоторые привыкли к своему ареалу и их прайды становились все многочисленнее. То и дело можно было увидеть прогуливающуюся львицу с детенышами по городским аллеям и паркам, в ветвях которых, то и дело вили новые гнезда расплодившиеся птицы.

    Людей становилось сложно различать в траве и, в заросших кустарником, придомовых участках.  Они все так же бездыханно лежат, спят мирным сном. Интересно, они видят сны?

    К своему большому удивлению, «Регулятор» сообщил мне об активном новом спутнике на орбите Земли. Я понял, что он с Луны. Лунные жители решили узреть, что произошло. В то время я таился и старался не передвигаться днем, что бы меня не обнаружил спутник. Через полгода наблюдения, спутник сняли с орбиты. Видно они решили, что все Земляне мертвы. Там можно было легко подумать, не зная, что на самом деле с ними произошло. Но нет, вскоре они дали о себе знать в недалеком будущем.

    Это произошло  в конце весны. Программы сообщали об вхождение в атмосферу небольшого космического корабля. Сенсоры засекли его посадку в Европе. Через камеры я  наблюдал за приземлением. Это был небольшой челнок на несколько пассажиров. Из него вышло два пассажира в защитных скафандрах. Видно они боялись, что вирус заразит и их. И правильно делали, ведь сыворотка была только в моей крови. Моё сердце тогда стучало с такой силой, что, казалось, разорвется на куски. Это были первые «живые» люди, увиденные мной за эти многие годы. А я так скучал по общению. По тем будням, что некогда ненавидел. По боссу, по соседям, даже про улыбчивую продавщицу Мэган… Каждое их движение я «глотал» глазами.


    Но они не пробыли на Земле долго. Проверив людей «с блестящей коже», они засняли увиденное на камеры, и сев в свой челнок, отправились обратно, на Луну. Я сразу заметил, что им пришлось значительно модернизировать свой челнок, изменив многие системы и перестроив двигатель вспять, что бы добраться и вернуться обратно домой. Но и в моих руках был козырь. Это был тоже спутник. Он мирно бродил на орбите Луны и уже не один год сообщал мне об обстановке на ней. В тот год, год их посещения, я заметил большие перемены. Их города начали расти. Стало ясно, что они смирились со своей судьбой и нашли дополнительные ресурсы для расширения своей изолированной микроцивилизации. А вот про Марс я совсем не знал ничего. Хотя, вполне возможно объяснить рост Лунных городов и общее их развитие, торговлей с марсианскими Колониями. Но этого я узнать не мог, как и не мог запечатлеть спутник.

    За эти годы я развил в себе новые качества. Казалось, слух навострился, чуя каждый шепот и шелест ветра и деревьев. Мир говорил со мной. Я все время что – то искал, путешествуя от одной страны к другой, но сам не знал что. Пытался представить, как все было раньше, но это становилось все сложнее сделать.  Прогуливаясь по улицам иностранных городов, я думал, как бы все было здесь без моего вмешательства? Как выглядели эти иностранные города? Какие звуки пеленали их улицы? Какие люди жили в том или ином поселении? Как же все было раньше? Так пусто стало, так тихо, как в самом глухом лесу. 

    А я продолжал стареть, отмечая, что все сложнее и сложнее мне передвигаться и делать вообще что либо. Как сложно мне одному. Все чаще в голову прокрадывались мысли о преждевременном «пробуждении» людей.  Иногда проникали в голову мысли и о самоубийстве, но потом, вспоминая, как много всего я увидел в мире, и как много еще могу увидеть, я придушил такие мысли. Я хотел увидеть полный результат трансформации в Новый Мир».


    22 года спустя:

    «Счастливчик умер несколько лет назад. Для меня это был сильнейший удар. Часами, а то и неделями, я плакал, словно маленькое дитя. Последний мой друг покинул этот мир. Теперь я остался совсем один. Абсолютно одинокий человек. Похоронил я верного своего друга вблизи своего дома. Сейчас он практически полностью скрылся в зарослях. Кроны деревьев затеняли все городские улицы. Города стали самыми настоящими джунглями, которые все сложнее стало пересекать свободно, не распугивая диких животных. То и дело кабан или олень разбегались во все стороны, зная, что пришел я. Но так обстояло дело только в тех, городах, что часто были посещаемые мною.  В других – животные совсем перестали бояться человека. Они забыли, что я такое. Все живое, чудилось, забыло, что когда – то были люди. Тем более, я никогда не охотился, предпочитая питаться растительной пищей.

    Растительность поглощала города. Даже фото со спутника говорило само о себе. Экосистема успешно восстанавливалась. Тропические леса вновь обрастали когда – то вырубленные участки. Леса давали новых потомков. С удивлением я подметил, как разрослись африканские экваториальные джунгли. Пустыни перестали расширяться. Воды рек очистились, и я, с большим удовольствие мог пить воду прямо из руки из любой речушки или канала. Многие другие показатели вещали и об общем уменьшении температуры на Земле. Вспомнить только действие того «древнего» экрана, когда – то запущенного предками в космос, для перехвата определенного количества солнечных лучей. А теперь, когда деятельность человечества совсем прекратилось, процесс деградации природы обернулся вспять. Может, вскоре и пустыни зацветут?

    В таком мире ощущаешь себя первобытным человеком. Адамом, если  хотите, которому скучно и нужно дополнение, хоть какой – то друг. С трудом, начинаешь понимать, что уже долгие годы не говорил вслух, и когда произносишь слово, по всему телу пробегает дрожь. Словно это не я, а кто – то другой сказал. Смотришь по сторонам, а среди городских замшелых стен и ветвей деревьев, - только твоё, раздвигающее кроны, эхо.

    Быть может, я тоже сплю и все это мне только кажется? Как сложно поверить во всё вокруг.

    Теперь я редко выбирался из своих убежищ за городами, меняя место жительства максимум раз в полгода. Не выдержав отсутствия Счастливчика, я выловил в городских чащах дикого щенка. Это был не то волчонок, не то потомок домашнего пса. Неужели псы смешались с волками? Тогда я и понял, насколько все приходит в равновесие и порядок. Когда шел по родному мегаполису и видел как теперь не смог, а туман навис над посеревшими небоскребами. Как в листве щебетали птицы. Как испуганный кролик, промчался перед самым носом. Тогда - то я и решил отпустить волчонка, - ему не место со мной. Я – пережиток прошлого. Прошлого ужасного, задымленного, смрадного и замусоренного. В том прошлом никогда не было той красоты, во что теперь превратились все города. И тогда я понял. Понял одну главную вещь, за которую я должен был отправиться в самые пучины Ада, если таковые и есть. Теперь Земля прекрасна, а люди, как биологический вид, - существуют, хоть и в других мирах. В мирах Луны и Марса, но существуют и даже – процветают. Отпала необходимость…»

     И я решил не запускать антивирус.  В один из прекрасных солнечных дней, отменил действие сыворотки в собственном теле и уснул, теперь  -  вместе со всеми - но только вечным сном. Теперь не будет ни обвинений ни прощения, никто не узнает, не найдет и не обвинит меня.

     Одна из последних его записей:

     «Мир так и останется в красоте и процветании своего великолепного сна.  Люди, все равно никогда не усваивают уроков. Было слишком страшно, даже на мгновение представить, на что снова люди могут  превратить этот волшебный всемирный сад. Теперь они увидят его только в своих вечных снах. Но шанс я им все же оставил. Когда строк в тридцать лет окончиться, с Земли отправиться радиосигнал, прямо в сторону Луны. В радиозаписи, они узнают все, что нужно сделать  для восстановления жизни человечества. И решать будут они. Я слишком долго нес все решения только на собственных плечах. Надеюсь, они примут правильный выбор».


Автор Rayan Riener


Фото Pinterest


Нагадуємо, у Нікополі все ж жевріє надію людей, що поліція таке почне боротись із злочинністю

Варто додати, що тварини і природа - це наші друзі, а не вороги. Заслуговують навіть більшої поваги ніж деякі представники "вінця творіння"

У вас є цікава тема? Напишіть нам повідомлення!

Ви хочете, щоб ми опублікували вашу історію чи написали про проблему? У вас є цікава новина, вірш або оповідання, чи закінчена стаття? Пишіть нам!
Moneyveo [CPS] UA
Rozetka UA

Теги в категорії