IMG-LOGO
Астрологи назвали найвідданіший знак Зодіаку серед чоловіків
1002 Нікополь • Нікополь Арт

Розповідь Saph4-39 | Частина 1

Автор: Rayan Riener
20.08.2020 11:08:04

 Розповідь "Saph4-39" є продовженням історії "Едвард". Мовою оригіналу.


Saph4-39

 

После гетеро-кризиса Эдвард внезапно исчез.

Новый опасный вирус был лишь вопросом времени.

Леди Гага ушла на пенсию. И осталась лишь в учебниках истории.

И снова... Странный вирус распространился по миру. И это не тот вирус, о котором Вы подумали. Как выживать последняя гетеросексуалка на Земле?

Розповідь Saph4-39 | Частина 1

 Где-то... далеко-далеко во времени. Альтернативная вселенная, история... не наша.

 Много веков назад мир был полон городов, но люди были несчастны. Чем больше становилось людей и их городов, тем больше возникало бед.

 Были революции, стихийные бедствия, вспышки болезней, изменение климата и много несправедливости. Города отравляли окружающую среду, а люди не могли жить иначе, поэтому они стали производителями мусора, под управление корпоратократии. Это ужасное время, к счастью, продолжалось не долго. Потому что последствия были ужасающими. Природа восстала и отомстила человечеству страшными болезнями, голодом и люди были вынуждены покинуть города или полностью перестроить жизнь в них, превратив в зеленые джунгли и вертикальные фермы чтобы утолить голод.

 Емуа сидела в окна многоэтажного социального комплекса. Но так ее называли лишь родители. И то не всегда, все остальные чаще называли ее Эмма. Квартира досталась ее родителям тут бесплатно, собственно говоря, как и всем, кто жил в комплексе. Большая часть здания была занята вертикальными фермами и люди обслуживали эти сады в качестве волонтерской деятельности. Благодаря этому, еда была бесплатной для всех жителей комьюнити на острове.

 На самом деле, это был и не совсем остров. Эмма разглядывала  крыши зданий, которые поднимались из воды.

 Океан затопил бывший мегаполис, что был на этом месте. Теперь это превратилось на подобие скал, что торчали из воды. Дополнительные опоры и осты позволили превартить бывший даун-таун ушедшего в небытие города в остров для жизни людей. Некоторые здания были тщательно восстановлены, изолированы от проникновения воды и теперь они использовались для нужд города так как подвальные уровни. Многие мастерские находились там, не только фермы. Но большая часть людей жила на поверхности, хотя Эмма находила особую романтику, чтобы спускаться в подводные здания и рассматривать улицы мира, ушедшего под воду. 

 Машины и велосипеды заросли водорослями. Рыба плавала среди мусора ушедших эпох, разбитых помутневших витрин магазинов, крутясь вокруг фонарных столбов, которые больше никогда не будут гореть.

 Часто Эмма была там на выходных, три дня недели, свободные от волонтерского труда. Она сидела и представляла в уме, глазея во мглу воды, представляя как люди жили раньше, чем они занимались, о чем думали. Из витрин на нее смотрели пластиковые манекены, обросшие водорослями. Эмма любила ассоциировать людей прошлого с этими пластиковыми манекенами. Иногда, ей казалось, что у людей из прошлого в голове было также пусто как и в пластиковых манекенах. И кажется, люди прошлого в жизни играли такую же роли как и манекены, не выбирая свою жизнь, а лишь сменяя облочку, предложенную системой.

 Некоторые археологи регулярно отправлялись под воду, чтобы искать ценные артефакты в стенах утонувшего города. Эмма мечтала поскорее вырасти и тоже заняться археологией, прикоснуться к миру прошлого, его традициям, мечтам и разочарованиям, в которых жили люди прошлого.

 Эмма очень любила историю, самой ее любимой историей был тот день, который земляне прозвали «Побег из дома», когда дети на всей земле сговорились и ночью ил ранним утром, в один из обычных дней – ушли из своих домов.

 Вереницы детей и подростков наполнили улицы всего света тогда.

 Организованное шествие с плакатами и вещами. Дети покинули города, чтобы больше не вернуться. Они ушли в леса, поля и в окрестные фермы чтобы потребовать у родителей изменений системы, кардинальные решения на счет климата, но все обернулось новой трагедией. Детей насильно сгоняли и собирали, чтобы отправлять домой. Тогда вступили в силу поправки закона о «детском терроризме» и детей карали на уровне со взрослыми за противостояние бальной системе. Но это было только началом. Затем последовал гей-вирус, который изменил все. Земля впала в продолжительный кризис, длившийся долгое время и помимо этого вируса, другие заразы также никуда не исчезли. Хаос, войны...

 ...но как хорошо, что все это в прошлом. Хотя потребовалось и много времени, чтобы человеческая система преобразилась и из хаоса люди извлекли уроки чтобы жить по-новому. К счастью, тогда появился человек, который смог продолжить род человеческий. Эдвард, дети учат историю о нем как о «великом человеке, давшем надежду человечеству», но Эмма считала что эта простая случайность, хотя и все сейчас имели общие корни с потомками Эдварда. Она, как и все остальные, могла судить об этом человеке как о дальнем родственнике.

 Но человечество извлекло новые уроки. Поле ушедших дней, в образование по всему миру вошли уроки для подростков, специальные «школы любви» где учили любить всех, вне зависимости от сексуальной ориентации или гендера. Чтобы события, к которым привел вирус прежних дней не смогли стать шоком для человечества, если вдруг нечто подобное повториться вновь.

 А система жизни изменилась, большие города ушли в прошлое и люди жили в маленьких самодостаточных сообществах, где легко можно было ввести карантин и остановить угрозы, которые несут вирусу и прочие болезни для людей. Остановить, даже ценой жизни людей в коммуне, для спасения всех остальных людей. Пока что, это все работало. В этом мире и жила Эмма.

 На руинах прошлого, в трещинах мертвого бетона, таки пробились ростки жизни из семян надежды. Того, что было остатками немногочисленного человечества. На сей день. К счастью, с деградацией и депопуляций человеческого рода, растения, животные и природа в целом, чудом начали исцеляться. Экосистема восстанавливалась. Но, вместе с этим, росла и численность людей, научившихся ценить чистую воду, безопасный воздух и жизнь вокруг себя.

 Во многом, этому способствовало исчезновение денег после гей-пандемии и большой войны далеко в прошлом.

 Мир изменился после первой фатальной пандемии. Целые поколения были шокированы тем, что произошло. Поэтому свободная любовь стала нормой, система пытались приспособиться, чтобы уже никогда не получить подобный кризис. Если придет любой другой подобный вирус.

 Глаза Эммы остановились на гнезде чаек, кормивших птенцов в одном из разрушенных покосившихся зданий, не подлежащих эксплуатации. Растительность скрывала большую часть гнезд от человеческих взглядов и люди не тревожили подобные места, которые облюбовали животные. А где то вдалеке были видны силуэты касаток или китов, их брызги воды были видны даже на расстоянии.

- Эмма? – прервал девушку знакомый голос.

 Это была ее мама, Саша. «Странно, что с ней нет отца», подумала девочка. Обычно они возвращаются после волонтерства домой вместе.

- Эмма? – снова, уже немного ближе был слышен голос матери, с нотками странного раздражения.

- Я тут! В своей комнате.

- Собирайся, мы отправляемся ужинать в общую столовую.

 Мать Эммы вела себя странно. Кажется она была не в лучшем настроении. Кроме того, где папа?

- Минуту, я соберусь и пойдем.

- Скорее, - кричала из гостинной комнаты мама Эммы.

 Эмма оторвалась от окна и своих размышлений окончательно. Посмотрев напоследок на волны, бьющиеся о бетонные стены зданий-островов, она помчалась в туалет.

 Когда она вышла, мама копалась в вещах на «кухне», если ее можно было так назвать. Скорее столешница, где можно было выпить чай, сидя на диване или кресле. Сейчас местные жители города могли лицезреть традиционные человеческие кухни только под толщей воды, в покинутых квартирах. Либо в зданиях, уходящих в воду, где раньше жили люди, запихнутые в тесные квартиры. Теперь все люди ели вместе, готовили вместе по-очереди и выращивали пищу также вместе.

 Вместо кухонь в жилище человека, традиционным стал сад-теплица, где и правда можно было полакомиться свежими собственными овощами и зеленью без термической обработки. Часто соседи на уровне договаривались об взаимном обмене лишними продуктами, чтобы они не пропали зря, если урожай был слишком обильным. Некоторые и вовсе выращивали там цветы и лекарственные травы.

 Когда Эмма вошла в гостинную, переходящую в сад, Саша уже было хотела открыть рот, чтоб сказать что то вроде: «Эмма, ты такая лентяйка и копуша» или «Эмма, вскоре тебе 16, как же ты будешь выполнять гражданский труд?»

 

 Общественные работы, к слову, не отнимали много времени у жителей комьюнити. Всего 4 часа в день, 4 дня в неделю, которые заверялись часто неожиданным графиком. График составляла заинтересованная программа «ОА», которая распределяла усилия людей для достижения справеливого баланса труда в обществе. Волонтеры, желающие трудиться больше получали бонусы и привилегии. Например для аренды общественного квадрокоптера или прочих вещей, пребывающих в общей собственности людей.

 

 «ОА» хорошо сбалансирована, чтобы правильно распределить усилия и потенциал людей, с юношества определяя где и кто трудиться эффективнее. А во время совершеннолетия человек мог выбрать себе работу, получая дополнительные преимущества, но работать было не обязательно. Можно было ограничиться только общественным трудом. Тем не менее, большая часть людей таки получали профессии, чобы реализовать свой потенциал. Например дайвинговая археология, о которой так мечтала Эмма.

 

 Мать смотрела на Эмму проницательным взглядом, понимая, что дочь снова где-то летает в своих собственных мыслях.

 

- Мама, что с тобой?

- Ничего, просто проблемы в одном из подводных секторов. Мы пытались проникнуть глубже обычного, дальше в сети старых путей метрополитена и случилось несчастье.

- Что? – Эмма натягивала долгий легкий плащ и портфель.

- Человек погиб.

 Саша отвернулась, сжимая руки в кулаки.

 Эмма не могла поверить услышанному.

 Она, ее мать, была профессиональным инженером, одной из тех, кто оценивал пригодность старых зданий к реконструкции и укреплению, для дальнейшего использования. Хотя в последнее время совет был на стороне водного агро-сектора, гнущего свою линию за создание большей части инфраструктуры на плавучих островах, а не только фермы и солнечные станции.

 Эмма не могла ничего ответить. Впервые она услышала о несчастном случае, случившемся в поселении. Что ж, ей не так много лет, чтобы помнить и знать о том, что могло случаться прежде. И честно говоря, она не знала, как реагировать на эту новость.

 Саша закатила глаза, берясь за голову:

- Ладно, пойдем. Я просто хочу скорее поесть и лечь спать. Трудный день.

- А где отец?

- На агроферме, вернется немного позже. Я возьму его порцию еды домой.

 Эмма без слов последовала за ней. Автоматическая дверь открылась и они вышли в коридор. За ними дверь закрылась.

 В столовой как раз рассказывали о трагической смерти одного из жителей. Это был молодой парень. Его фото было на всех экранах. Некоторые люди, знавшие его, закрывали лицо руками, по их щекам текли слезы.

 Эмме стало не по себе. Молодой дайвер погиб в руинах города, а ее мечтой было быть археологом. Тот ли путь она выбрала? Наверняка мать еще вспомнит об опасности, нарочито предостерегая дочь от таких замыслов.

 «Лучше работай со всеми в агросекторе», прозвучали в голове девочки слова маминым голосом.

 Первым делом в столовой, Саша добралась до кулера и выпила стакан воды. У Эммы тоже пересохло в горле, но она рассчитывала получить фреш сегодня с ягодных теплиц, поэтому направилась к пункту раздачи, зная что они с мамой все равно встречаются у их привычного столика в углу зала.

 По дороге она встретилась глазами с Мартой, своей подругой со школы. Она была безмолвна, наверно расстроена несчастным случаем. Странная атмосфера нависла в столовой номер 2.

 В общем и целом, рацион был представлен стабильно разложенными блюдами, но время от времени появлялось что то новое, либо заменялось в зависимости от сезона другими продуктами.

 Эмма заметила что то новенькое в одном из контейнеров, но аппетита особого не было. Завтра снова в школу, и Эмме хотелось больше провести времени у окна.

 Иногда она брала в аренду подзорную трубу за счет отработанных часов отца или мамы. Обычно она разглядывала жизнь птиц в колонии неподалеку, где большое покосившееся здание из воды было похоже на скалу, обросшую глухими джунглями. Однажды, она видела там кота, который охотился на птиц или их яйца. Эмма надеялась увидеть его снова. Котов и собак люди больше не содержали, чтобы избежать болезней. Так, раньше домашние животные людей, со временем стали дикими, снова.

 Теперь подзорная труба лежала у нее в портфеле и после ужина она должна была занести его в центр хранения.

 Мама не заставила себя долго ждать.

 Когда она села за стол и поставила свой поднос с едой, склонила голову, опираясь на руку.

- Похороны будут скоро, - и закашлялась.

 Саша удивленно подняла голову, было видно что ее першит в горле.

- Что с тобой?  - удивленно смотрела на нее Эмма.

- Наверно просто простуда или стресс.

 Происходящее было крайне странно.

 Глаза у Саши были красные. Может, действительно просто устала.

 

- Может мне и вправду стоит сменить работу? – спросила она у Эммы, оканчивая с трапезой.

- Не знаю, - промямлила девочка в ответ, не собираясь поднимать темы своего будущего.

- В последнее время руины все опаснее. Наш комитет больше не может удерживать свои позиции в Совете. Раньше наша идея реконструкции была многим по нраву. «Возвести место надежды на руинах прошлого мира». Но руины уже не те, что были прежде...

- Мама, может все и обойдется? Многие здания до сих пор отлично стоят да и места хватает всем.

- Ты не понимаешь, - мать Эммы уставилась ей в глаза, - мы получили особое поручение от Совета. Обследовать ранее закрытую область. Но я вообще не могу тебе об этом говорить...

- Мам? – Эмма взмолилась, заинтересованная.

- Что ж... Совет все-равно должен предоставить отчет вскоре.

 Эмма была крайне заинтересована. Казалось, что мама действительно не могла сдержать информацию о чем то важном.

- Только не говори пока никому, ладно?

- Хорошо, мама.

 Саша удержала паузу, но лишь на мгновение.

- Мы искали старое убежище, еще времен первой большой гендерной пандемии. Раньше мы обнаружили упоминание о ней, старые бумаги со дна океана. Потом стало очевидно, что проект действительно существовал чтобы изолировать и спасти определенное количество людей под землей, от «того самого вируса».

 Эмма определенно понимала о чем речь. Из истории на уроках в школе ученики как раз проходили формы убежищ для людей, которые использовали сообщества в разных странах, чтобы пережить кризисный период. Но с того времени прошло так много лет. Разве какое либо сообщество могло выжить под землей и водой сотни лет?

***

Далі буде...


Теги в категорії